174 ГК

174 ГК

1. Если полномочия лица на совершение сделки ограничены договором или положением о филиале или представительстве юридического лица либо полномочия действующего от имени юридического лица без доверенности органа юридического лица ограничены учредительными документами юридического лица или иными регулирующими его деятельность документами по сравнению с тем, как они определены в доверенности, в законе либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка, и при ее совершении такое лицо или такой орган вышли за пределы этих ограничений, сделка может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения, лишь в случаях, когда доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об этих ограничениях.

2. Сделка, совершенная представителем или действующим от имени юридического лица без доверенности органом юридического лица в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица, может быть признана судом недействительной по иску представляемого или по иску юридического лица, а в случаях, предусмотренных законом, по иску, предъявленному в их интересах иным лицом или иным органом, если другая сторона сделки знала или должна была знать о явном ущербе для представляемого или для юридического лица либо имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре либо об иных совместных действиях представителя или органа юридического лица и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица.

Комментарий к Ст. 174 ГК РФ

1. В комментируемой статье идет речь об оспоримых сделках, совершенных с превышением полномочий.

Недействительными могут быть признаны сделки, совершенные с выходом за пределы ограниченных полномочий лицом, полномочия которого на совершение сделки ограничены договором, или органом юридического лица, полномочия которого ограничены его учредительными документами. Как отмечается в Постановлении Пленума ВАС РФ от 14 мая 1998 г. N 9 «О некоторых вопросах применения ст. 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок», ст. 174 ГК РФ не применяется в случаях, когда орган юридического лица действовал с превышением полномочий, установленных законом. В указанных случаях надлежит руководствоваться ст. 168 ГК РФ.

Следует отличать сделки, совершенные с выходом за пределы полномочий, от сделок, совершенных неуполномоченным лицом.

2. Требования о признании недействительной и применении последствий недействительности сделки, совершенной за пределами полномочий, могут предъявить только указанные в комментируемой статье лица — те, в интересах которых установлены ограничения. По мнению Пленума ВАС РФ, изложенному в вышеназванном Постановлении, в тех случаях, когда ограничения полномочий органа юридического лица установлены учредительными документами, таким лицом по смыслу ст. 174 ГК РФ является само юридическое лицо. В случаях, прямо указанных в законе, данные иски вправе заявлять и иные лица (в том числе учредители).

3. Сделка может быть оспорена по основаниям, предусмотренным ст. 174 ГК РФ, только тогда, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об ограничениях полномочий на совершение сделки. В большинстве случаев при совершении сделки орган юридического лица указывает на то, что действует на основании учредительных документов. Как отмечается в Постановлении Пленума ВАС РФ от 14 мая 1998 г. N 9, такая ссылка в тексте договора должна оцениваться судом с учетом конкретных обстоятельств заключения договора и в совокупности с другими доказательствами по делу. Это доказательство не свидетельствует заранее о том, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях.

Так, например, считая, что сделка от имени ООО подписана директором общества с нарушением устава общества (директор был обязан получить отдельное согласие коллегиального исполнительного органа на заключение сделки), общество обратилось в суд с иском о признании сделки недействительной. Суд установил, что решением участников в уставе ООО была определена компетенция единоличного исполнительного органа (директора), согласно которой директор действует без доверенности от имени общества, представляя его интересы, однако совершает все виды сделок по согласованию с коллегиальным исполнительным органом. Как отмечается в Постановлении Федерального арбитражного суда округа, истцом ни в первой, ни в апелляционной инстанциях не представлены доказательства того, что контрагенту по сделке было известно о наличии ограничений полномочий директора общества . При таких обстоятельствах оснований для применения ст. 174 ГК РФ нет.

Статья 174 ГК РФ. Последствия нарушения представителем или органом юридического лица условий осуществления полномочий либо интересов представляемого или интересов юридического лица

Полномочия лица на совершение сделки могут определяться законом, договором, учредительными документами юридического лица и доверенностью. Совершение сделки с превышением полномочий не может создавать правовых последствий для лица, от имени которого она совершена. Данная статья, однако, распространяется лишь на те случаи, когда действительных полномочий лица, совершающего сделку, оказывается недостаточно в силу одной из конкретных причин. Во-первых, эти полномочия должны быть ограничены по сравнению с обычными полномочиями, имеющимися у лица в аналогичных случаях. Отсюда выход за пределы полномочий, точно установленных законом, должен влечь признание сделки недействительной по ст. 168 ГК (п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.05.1998 N 9 «О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок» <1>). Во-вторых, это ограничение должно быть предусмотрено договором либо учредительными документами юридического лица. Никакие другие документы, устанавливающие ограничения полномочий (например, приказы лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческом юридическом лице), не могут приниматься во внимание (п. 6 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.05.1998 N 9). В-третьих, это ограничение должно быть неочевидным — его невозможно установить ни из содержания доверенности, ни из закона, ни из обстановки, в которой совершается сделка.

———————————
<1> ВВАС РФ. 1998. N 7.

Договор поручения может содержать ограничения на совершение определенных сделок, сделок с определенным имуществом либо устанавливать предельную сумму сделки, а в доверенности это ограничение никак не отражено. Законы об АО и об ООО устанавливают ограничения полномочий исполнительных органов на совершение крупных сделок. Устав же юридического лица может устанавливать для них дополнительные ограничения на совершение отдельных видов сделок (установление более низкого по сравнению с законом верхнего предела суммы сделки, согласование ее с коллегиальным исполнительным органом и т.п.). Продавцу уставом торговой организации может быть запрещено совершать одному сделки, превышающие определенную сумму.

Сделка, осуществленная за пределами полномочий, может быть признана недействительной лишь в случаях, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных в ст. 174 ГК ограничениях. Например, наличие договора на расчетно-кассовое обслуживание является доказательством того, что банку должно быть известно об уставных ограничениях полномочий исполнительного органа клиента (Постановление Президиума ВАС РФ от 09.06.1998 N 1225/98 <1>).

———————————
<1> ВВАС РФ. 1998. N 9.

Право на предъявление исков о недействительности сделки имеет только лицо, в интересах которого установлены ограничения полномочий. На этом основании арбитражный суд отказал в иске поручителю, обратившемуся с требованием о признании недействительности сделки, в обеспечение которой было выдано поручительство, по причине заключения ее лицом, вышедшим за пределы своих полномочий (п. 10 информационного письма Президиума ВАС РФ от 20.01.1998 N 28 <1>).

———————————
<1> ВВАС РФ. 1998. N 3.

Согласно п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.05.1998 N 9 лицо, в интересах которого установлены ограничения, вправе впоследствии одобрить сделку, совершенную с пороками, упомянутыми в комментируемой статье. В этом случае следует применять п. 2 ст. 183 ГК по аналогии закона. Одобрением сделки может быть признан, в частности, факт принятия истцом (в том числе уполномоченным органом юридического лица) исполнения по оспариваемой сделке либо факт частичного исполнения сделки (Постановление Президиума ВАС РФ от 09.06.1998 N 1225/98 <1>).

———————————
<1> ВВАС РФ. 1998. N 9.

Комментарий к статье 174 ГК РФ

1. Для правильного понимания правил, содержащихся в комментируемой статье, важно прежде всего определить сферу их применения. В судебной практике под действие данной статьи нередко подводятся отношения, на которые она вовсе не рассчитана. Между тем в действительности сфера ее применения является достаточно узкой и сводится к тем случаям, когда сделки совершаются лицами или органами, чьи полномочия были явно ограничены по сравнению с тем, какими они обычно являются и какими они должны представляться третьим лицам.

В этом смысле комментируемая статья схожа со ст. 173 ГК, которая имеет аналогичную сферу применения, во всяком случае в части, касающейся внеуставных сделок. Разница между ними состоит лишь в том, что если в первом случае оказываются нарушенными ограничения полномочий лиц или органов юридического лица на совершение сделок, то во втором — ограничения, связанные с целями деятельности юридического лица. Объединяет же указанные статьи то обстоятельство, что в обоих случаях наличие соответствующих ограничений не является явным для третьих лиц, поскольку они установлены внутренними документами участника гражданского оборота, как правило, недоступными для третьих лиц. Близостью названных статей определяются общность условий их применения, совпадение правовых последствий и в принципе аналогичный круг лиц, уполномоченных заявлять о недействительности сделок.

2. Как следует из комментируемой статьи, она применяется лишь тогда, когда полномочия на совершение сделки ограничены договором или учредительными документами юридического лица. Договор должен содержать ограничения полномочий гражданина или юридического лица по сравнению с тем, как они определены в доверенности, в законе или как они явствуют из обстановки, в которой совершается сделка.

Примером договорного ограничения полномочий на совершение сделки по сравнению с тем, как они определены в доверенности, может служить договор простого товарищества, содержащий ограничения, не отраженные в доверенности, которая выдана участнику договора, уполномоченному на ведение дел от имени товарищества.

В качестве примера ограничения полномочий договором по сравнению с тем, как они определены законом, можно привести договор доверительного управления имуществом, ограничивающий право доверительного управляющего по распоряжению переданным ему в управление движимым имуществом, которым он, не будь таких ограничений, на основании п. 1 ст. 1020 ГК мог бы распоряжаться совершенно самостоятельно.

Наконец, лицо, которое на первый взгляд вправе совершать любые сделки, что явно следует из обстановки, в которой оно действует, может быть, однако, ограничено в своих полномочиях договором (трудовым контрактом). Так, продавец магазина может быть наделен правом самостоятельно совершать с покупателями сделки не свыше определенной суммы, а остальные сделки должен согласовывать с администратором или директором магазина.

Что касается учредительных документов юридического лица, то они могут ограничивать полномочия органа юридического лица на совершение сделки лишь по сравнению с тем, как они определены законом. Примером является ограничение полномочий генерального директора хозяйственного общества на совершение сделок по отчуждению принадлежащих обществу объектов недвижимости, хотя бы они и не относились к числу крупных сделок.

Сами способы ограничения полномочий на совершение сделок, предусмотренные как договором, так и учредительными документами, могут быть разными. Так, в них могут быть прямо указаны те сделки, которые лицо (орган) только и вправе совершать; может быть установлен прямой запрет на совершение сделок отдельных видов; ограничение полномочий органа юридического лица может следовать из того, что совершение определенных сделок отнесено учредительными документами к компетенции другого органа, и т.п. Однако в любом случае ограничения должны быть четкими и ясными. Напротив, всякого рода неопределенные ссылки на установленный порядок или на другие внутренние документы, которые могут содержать ограничения, во внимание приниматься не должны.

3. Сделки, подпадающие под действие ст. 174, следует отличать от схожих с ними сделок, которые, однако, влекут за собой иные правовые последствия.

Прежде всего, ст. 174 не применяется тогда, когда лицом или органом юридического лица при совершении сделки нарушены ограничения, установленные не договором или учредительными документами, а самим законом. В подобных случаях соответствующие сделки должны квалифицироваться как совершенные в нарушение ст. 168 ГК, т.е. как сделки ничтожные.

Применительно к таким сделкам, совершенным органом юридического лица, данный вывод сделан в Постановлении ВАС N 9 (п. 1). Однако его следует признать справедливым также в отношении сделок граждан и юридических лиц, вышедших при их совершении за пределы, установленные законом. Так, ничтожной будет сделка по распоряжению недвижимым имуществом, совершенная доверительным управляющим, если только такое право прямо не предоставлено ему договором (п. 1 ст. 1020 ГК).

Далее, рассматриваемые сделки необходимо отличать от сделок, заключенных неуполномоченным лицом (ст. 183 ГК). Их сходство определяется тем, что ст. 174, содержащая прямое указание на доверенность, может применяться и к отношениям представительства, на которые ст. 183 ГК прямо рассчитана. При этом в обоих случаях возможен выход представителя за пределы предоставленных ему полномочий.

Основное различие между указанными статьями состоит в том, что если в первом случае (ст. 174) полномочия представителя ограничены не очевидным для третьего лица способом (например, договором поручения), то во втором случае (ст. 183 ГК) эти ограничения являются явными, поскольку прямо отражены в доверенности. Соответственно, различными являются и последствия совершения рассматриваемых сделок: в первом случае сделка может быть признана недействительной при наличии ряда дополнительных условий, предусмотренных ст. 174 (см. ниже), а во втором случае сделка действительна, но считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только представляемый ее впоследствии не одобрит (см. ст. 183 ГК и коммент. к ней).

Наконец, достаточно трудно различимы между собой ситуация, при которой лицо выходит за пределы ограничений его полномочий на совершение сделки (ст. 174), и ситуация, связанная с отступлением поверенного от указаний доверителя (ст. 973 ГК). Их объединяет то, что в обоих случаях имеются в виду договоренности представляемого и представителя, о которых в принципе не должны знать третьи лица. Однако последствия превышения полномочий и отступления от указаний являются различными: если в первом случае сделка при определенных дополнительных условиях может быть оспорена представляемым, то во втором этого сделать нельзя и можно лишь возложить на поверенного неблагоприятные последствия отступления от указаний доверителя.

Очевидно, что различие между рассматриваемыми ситуациями кроется в том, чем отличаются друг от друга полномочия на совершение сделки и указания по поводу того, как должно выполняться поручение. Отграничить их друг от друга в ряде случаев чрезвычайно сложно, поскольку многие указания могут быть легко интерпретированы в качестве полномочий. В такой ситуации не остается ничего иного, как применять ст. 174. И лишь тогда, когда указания по поводу выполнения поручения явно не являются полномочиями, к отношениям сторон должны применяться правила ст. 973 ГК.

4. Из комментируемой статьи следует, что по общему правилу нарушение ограничений на совершение сделки, установленных договором или учредительными документами юридического лица, не оказывает влияния на действительность данной сделки. Указанный подход вполне оправдан, поскольку третьи лица вовсе не обязаны знать о наличии подобных ограничений и не должны страдать от их нарушения. В противном случае сдерживался бы гражданский оборот, подрывалась бы его стабильность, а перед недобросовестными его участниками открылись широкие возможности для злоупотреблений.

Поэтому сделка, совершенная с выходом за пределы ограничений полномочия на ее совершение, может быть признана недействительной только тогда, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях. При этом бремя доказывания данного обстоятельства возлагается на лицо, оспаривающее сделку. Оно может приводить в обоснование указанного обстоятельства любые допустимые процессуальным законодательством доказательства. В частности, допустимы ссылки на представление контрагенту своих учредительных документов; на то, что содержание этих документов должно быть известно контрагенту как участнику (акционеру) данного юридического лица; на то, что вопрос об этих ограничениях уже возникал ранее или обсуждался в процессе переговоров, и т.п.

Однако простая ссылка в договоре, заключенном от имени организации, на то, что лицо, заключающее сделку, действует на основании устава данного юридического лица, должна оцениваться судом с учетом конкретных обстоятельств заключения договора и в совокупности с другими доказательствами по делу. Такое доказательство, как и любое другое, не может иметь для арбитражного суда заранее установленной силы и свидетельствовать о том, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях (п. 5 Постановления ВАС N 9).

5. Оспаривать сделки на основании ст. 174 могут лишь лица, в интересах которых установлены ограничения, оказывающиеся нарушенными. При этом если речь идет о нарушении ограничений, установленных договором, то, очевидно, что правом требовать признания сделки недействительной обладает то лицо, которое является участником этого договора. Что же касается нарушения ограничений, установленных учредительными документами юридического лица, то заинтересованными лицами в этом случае являются прежде всего сами эти юридические лица, а в случаях, предусмотренных законом, и их учредители (п. 4 Постановления ВАС N 9). Ни другая сторона в сделке, ни какие-либо иные лица заявлять требования о признании сделки недействительной по данному основанию не могут.

6. Лицо, в интересах которого установлены ограничения, может впоследствии одобрить сделку, подпадающую под признаки комментируемой статьи. На первый взгляд в этом нет никакой необходимости, так как соответствующее лицо может просто не заявлять требования о признании сделки недействительной, и тогда сделка будет считаться действительной.

Однако на практике встречаются случаи, когда лицо, в интересах которого установлены ограничения, прямо или своими конклюдентными действиями (принятием исполнения, оплатой товара, выплатой штрафных санкций и т.п.) вначале одобряет данную сделку, а затем заявляет требование о признании ее недействительной на основании ст. 174.

По мнению Пленума ВАС, которое отражено в Постановлении ВАС N 9 (п. 7) и с которым следует полностью согласиться, в данном случае по аналогии закона должно применяться правило п. 2 ст. 183 ГК о последующем одобрении сделки представляемым. Хотя аналогичное положение в самой ст. 174 отсутствует, оно вытекает из ее смысла. Таким образом, последующее одобрение сделки лицом, в пользу которого установлены ограничения, снимает вопрос о недействительности данной сделки на основании ст. 174.

7. Как и другие оспоримые сделки, сделка, подпадающая под действие ст. 174, лишь может быть признана судом недействительной по иску лица, в пользу которого установлены ограничения. По смыслу комментируемой статьи она рассчитана на случаи, когда совершенной сделкой нарушены интересы данного лица. Поэтому если, несмотря на наличие всех условий для применения ст. 174, суд с учетом конкретных обстоятельств дела придет к выводу о том, что интересы истца не нарушены или не могут быть восстановлены признанием сделки недействительной, он может оставить сделку в силе и отказать в иске.

В противном случае применяется общее последствие недействительности сделки, а именно двусторонняя реституция.

Другой комментарий к статье 174 ГК РФ

1. Из текста статьи следует, что ее правила не применяются, если орган юридического лица действовал с превышением полномочий, установленных законом. В таких случаях надлежит руководствоваться ст. 168 ГК (п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.05.98 N 9 «О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок» — Вестник ВАС РФ, 1998, N 7, с. 18).

2. В интересах стабильности и надежности имущественного оборота статья ограничивает круг случаев, в которых совершенная с превышением полномочий сделка может быть признана недействительной. Для этого необходим ряд условий. Во-первых, требование о недействительности сделки может быть заявлено только лицом, в интересах которого установлены ограничения полномочий, а не контрагентом по сделке. Во-вторых, этим лицом должно быть доказано, что другая сторона знала или заведомо должна была знать о наличии таких ограничений. В-третьих, требование о недействительности рассматривается по иску заинтересованного лица. Следовательно, невозможно заявление такого требования в виде возражения по предъявленному иску, что нередко делается на практике, и должен быть предъявлен встречный иск.

3. Когда ограничения полномочий органа юридического лица установлены учредительными документами, заинтересованным лицом является само юридическое лицо. В указанных в законе случаях иск вправе заявлять и иные лица, в т.ч. учредители (п. 4 названного Постановления Пленума ВАС РФ от 14.05.98 N 9).

4. По одному из рассмотренных Президиумом ВАС РФ споров суд нашел: если в заключенном договоре указано, что генеральный директор действует на основании устава, это предполагает обязанность контрагента ознакомиться с уставом, и наличие в нем правила о совершении таких сделок с согласия правления общества дает основания для признания заключенного договора недействительным в силу ст. 174 ГК (Вестник ВАС РФ, 1997, N 3, с. 59).

5. Независимо от наличия названных в ст. 174 условий суд, как это следует из текста статьи, вправе не признать сделку недействительной, ибо ГК оставляет решение этого вопроса на усмотрение суда («сделка может быть признана судом недействительной»). Сохранение сделки в силе может быть оправданным при частичном исполнении сделки или при особой заинтересованности контрагента (чаще всего гражданина) в ее исполнении.

6. В ГК предусмотрены некоторые специальные правила в отношении сделок, совершенных с превышением полномочий. В п. 1 ст. 72 — для полного товарищества, в ст. 84 — для товарищества на вере и в п. 3 ст. 1044 — для договора полного товарищества установлены правила, аналогичные положениям ст. 174, с тем, однако, отличием, что для оспаривания действительности совершенной сделки не требуется заявления иска в суде.

Кроме того, в п. 3 ст. 1044 ГК при характеристике бремени доказывания, лежащего на лице, оспаривающем совершенную сделку, опущено слово «заведомо». Очевидно, здесь имеет место редакционная несогласованность в текстах ст. 174 и 1044 ГК, ибо речь идет о тождественных ситуациях и различного подхода к их решению быть не должно.

7. Применяя правила ст. 174, надлежит учитывать положения п. 1 ст. 183 ГК, согласно которым превышение полномочий представителем влечет признание заключенной им сделки от имени и в интересах совершившего ее лица, т.е. представителя, если представляемый впоследствии прямо не одобрит данную сделку. Одобрением сделки может быть признан, в частности, факт принятия истцом исполнения по оспариваемой сделке, в т.ч. уполномоченным органом юридического лица (п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.05.98 N 9).

Статья 174 ГК РФ. Последствия нарушения представителем или органом юридического лица условий осуществления полномочий либо интересов представляемого или интересов юридического лица

1. Если полномочия лица на совершение сделки ограничены договором или положением о филиале или представительстве юридического лица либо полномочия действующего от имени юридического лица без доверенности органа юридического лица ограничены учредительными документами юридического лица или иными регулирующими его деятельность документами по сравнению с тем, как они определены в доверенности, в законе либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка, и при ее совершении такое лицо или такой орган вышли за пределы этих ограничений, сделка может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения, лишь в случаях, когда доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об этих ограничениях.

2. Сделка, совершенная представителем или действующим от имени юридического лица без доверенности органом юридического лица в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица, может быть признана судом недействительной по иску представляемого или по иску юридического лица, а в случаях, предусмотренных законом, по иску, предъявленному в их интересах иным лицом или иным органом, если другая сторона сделки знала или должна была знать о явном ущербе для представляемого или для юридического лица либо имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре либо об иных совместных действиях представителя или органа юридического лица и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица.

См. все связанные документы >>>

1. В интересах стабильности и надежности имущественного оборота статья ограничивает круг случаев, в которых совершенная с превышением полномочий сделка может быть признана недействительной. Для этого необходим ряд условий. Во-первых, требование о недействительности сделки может быть заявлено только лицом, в интересах которого установлены ограничения полномочий, а не контрагентом по сделке. Во-вторых, этим лицом должно быть доказано, что другая сторона знала или заведомо должна была знать о наличии таких ограничений. В-третьих, требование о недействительности рассматривается по иску заинтересованного лица. Следовательно, невозможно заявление такого требования в виде возражения по предъявленному иску, что нередко делается на практике, а должен быть предъявлен встречный иск.

2. По одному из рассмотренных Президиумом ВАС РФ споров суд нашел, что если в заключенном договоре указано, что генеральный директор действует на основании устава, это предполагает обязанность контрагента ознакомиться с уставом, и наличие в уставе правила о совершении таких сделок с согласия правления общества дает основания для признания заключенного договора недействительным в силу ст. 174 ГК (Вестник ВАС РФ. 1997. N 3. С. 59).

3. Независимо от наличия названных в ст. 174 условий суд, как это следует из текста статьи, вправе не признать сделку недействительной, ибо ГК оставляет решение этого вопроса на усмотрение суда («сделка может быть признана судом недействительной»). Сохранение сделки в силе может быть оправданным при частичном исполнении сделки или при особой заинтересованности контрагента (чаще всего гражданина) в ее исполнении.

4. В ГК предусмотрены некоторые специальные правила в отношении сделок, совершенных с превышением полномочий. В п. 1 ст. 72 для полного товарищества, в ст. 84 — для товарищества на вере и в п. 3 ст. 1044 — для договора полного товарищества установлены правила, аналогичные положениям ст. 174 с тем, однако, отличием, что для оспаривания действительности совершенной сделки не требуется заявления иска в суде.

Кроме того, в п. 3 ст. 1044 ГК при характеристике бремени доказывания, лежащего на лице, оспаривающем совершенную сделку, опущено слово «заведомо». Очевидно, здесь имеет место редакционная несогласованность в текстах ст. ст. 174 и 1044 ГК, ибо речь идет о тождественных ситуациях и различного подхода к их решению быть не должно.

5. Применяя правила ст. 174, надлежит учитывать положения п. 1 ст. 183 ГК, согласно которым превышение полномочий представителем влечет признание заключенной им сделки от имени и в интересах совершившего ее лица, т.е. представителя, если представляемый впоследствии прямо не одобрит данную сделку.

Под действие комментируемой статьи может подпасть сделка, совершенная лицом на основании договора поручения, равно как и сделка, совершенная исполнительным органом коммерческой организации (директором) с превышением полномочий, установленных уставом (например, запрет без согласия общего собрания совершать сделки с недвижимостью и др.).

Судебная практика.

В соответствии со статьями 166, 174 ГК РФ с иском о признании оспоримой сделки недействительной по основаниям, установленным статьей 174, может обратиться лицо, в интересах которого установлены ограничения.

В тех случаях, когда ограничения полномочий органа юридического лица установлены учредительными документами, таким лицом, по смыслу статьи 174 ГК РФ, является само юридическое лицо. В случаях, прямо указанных в законе, данные иски вправе заявлять и иные лица (в том числе учредители).

Судам необходимо также иметь в виду, что оспоримая сделка не может быть признана недействительной по инициативе суда без предъявления указанными выше лицами соответствующего иска (в том числе встречного) (Постановление Пленума ВАС РФ от 14.05.1998 N 9).

Судебная практика.

В случаях превышения полномочий органом юридического лица при заключении сделки п. 1 ст. 183 ГК РФ применяться не может. В данном случае в зависимости от обстоятельств конкретного дела суду необходимо руководствоваться ст. ст. 168, 174 ГК РФ, с учетом положений Постановления Пленума ВАС РФ от 14.05.1998 N 9 (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 23.10.2000 N 57).

Другой комментарий к Ст. 174 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Комментируемая статья распространяется на случаи выхода лица, совершающего сделку, за пределы своих полномочий в случаях их неочевидного ограничения. Неочевидное ограничение полномочий, как следует из текста статьи, имеет место, когда полномочия, определенные в доверенности, законе или очевидные из обстановки, в которой совершается сделка, превышают полномочия, предусмотренные в договоре между представителем и представляемым; полномочия органа юридического лица ограничены учредительными документами и недостаточны для совершения сделки.

2. Как указано в Постановлении Пленума ВАС РФ от 14 мая 1998 г. N 9 «О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок» (Вестник ВАС РФ. 1998. N 7), ст. 174 не применяется в случаях, когда орган юридического лица действовал с превышением полномочий, установленных законом. В указанных случаях надлежит руководствоваться ст. 168 ГК.

Поскольку ст. 174 применяется в тех случаях, когда полномочия органа юридического лица определенно ограничены его учредительными документами, наличие таких ограничений, установленных в других документах, не являющихся учредительными, не может являться основанием для применения данной статьи.

Если полномочия органа юридического лица определены в учредительных документах в соответствии с требованиями иного правового акта, принятого до введения в действие части первой ГК, и орган юридического лица совершил сделку за пределами установленных полномочий, ст. 174 не применяется. При оценке этих правоотношений применяются положения ст. 168 ГК.

Если же сделка совершена органом юридического лица в соответствии с полномочиями, установленными иным правовым актом, при наличии ограничений в учредительных документах подлежит применению ст. 174.

3. Закон, охраняя интересы добросовестных контрагентов, допускает признание сделок, о которых идет речь в комментируемой статье, недействительными лишь в случае недобросовестности контрагента, который знал или заведомо должен был знать об указанных ограничениях, и только по иску лица, в интересах которого установлены ограничения. Когда ограничения полномочий органа юридического лица установлены учредительными документами, таким лицом, по смыслу комментируемой статьи, является само юридическое лицо. Иные лица, в том числе учредители, вправе предъявлять данные иски в случаях, прямо указанных в законе.

4. Поскольку для применения ст. 174 должно быть доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об ограничениях полномочий органа юридического лица, заключившего сделку, указанное обстоятельство входит в предмет доказывания при судебном рассмотрении спора. В соответствии со ст. 65 АПК бремя доказывания этого обстоятельства возлагается на истца, заявившего иск о признании оспоримой сделки недействительной.

Поскольку из смысла комментируемой статьи следует, что закон допускает случаи, когда другая сторона в сделке не знала и не должна была знать об установленных учредительными документами ограничениях, ссылка в договоре, заключенном от имени организации, на то, что лицо, заключающее сделку, действует на основании устава данного юридического лица, должна оцениваться судом с учетом конкретных обстоятельств заключения договора и в совокупности с другими доказательствами по делу. Такое доказательство, как и любое другое, не может иметь для арбитражного суда заранее установленной силы и свидетельствовать о том, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях.

5. Лицо, в интересах которого установлены ограничения, вправе впоследствии одобрить сделку, совершенную с пороками, упомянутыми в ст. 174. Поскольку статья не содержит положений об одобрении сделок, в силу ст. 6 ГК к таким отношениям в порядке аналогии закона следует применять правило п. 2 ст. 183 ГК о последующем одобрении сделки представляемым. Одобрением сделки может быть признан, в частности, факт принятия истцом исполнения по оспариваемой сделке. Тогда предусмотренные ст. 174 основания для признания сделки недействительной отсутствуют.

6. Необходимо отметить, что к одному из указанных в ст. 174 случаев — несовпадению полномочий в доверенности и договоре — последствия, предусмотренные рассматриваемой статьей, могут применяться только при коммерческом представительстве (ст. 184 ГК РФ). В остальных случаях при несовпадении доверенности и договора возникает иная ситуация. Контрагент, знающий об этом несовпадении и руководствующийся доверенностью, поступает правомерно. Именно доверенность определена законом в качестве одного из оснований возникновения полномочий представителя, исчерпывающе перечисленных в ст. 182 ГК. Договор как основание возникновения полномочий в этой статье не упоминается. Кроме того, именно доверенность закон определяет в качестве документа, выдаваемого для представительства перед третьими лицами (статья 185 Гражданского кодекса России).

7. Последствием признания сделки недействительной на основании ст. 174 является двусторонняя реституция.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *