Форс мажор обстоятельства

Форс мажор обстоятельства

Статья 401. Основания ответственности за нарушение обязательства

1. Лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности.

Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

2. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.

3. Если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.

4. Заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно.

Комментарий к статье 401 ГК РФ

1. В соответствии с п. 1 комментируемой статьи ответственность за нарушение обязательства наступает для должника только в том случае, когда в нарушении обязательства есть его вина. Вина может выступать как в форме неосторожности, так и в форме умысла. При этом в качестве общего правила не вводится каких-либо различий в установлении ответственности в зависимости от того, в какой форме проявилась вина нарушителя обязательства.

Обусловленность ответственности наличием вины является диспозитивной нормой: законом или договором могут устанавливаться иные основания ответственности, как расширяющие, так и суживающие ответственность по сравнению с ответственностью, построенной на безоговорочном применении принципа вины.

Наиболее распространенным способом изменения оснований ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств является соглашение сторон. В практике условия договора, направленные на решение этого вопроса, как правило, формулируются в виде перечня обстоятельств, наступление которых освобождает стороны от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств и называемых не всегда правильно форс-мажорными. Дело в том, что в таких оговорках часто указываются в качестве оснований освобождения от ответственности не только обстоятельства непреодолимой силы, что, по сути, и означает «форс-мажор», но и обстоятельства, являющиеся результатом сознательных действий людей.

Включение такого условия в договор означает, что в соответствующих случаях для установления ответственности при нарушении договора применяются не нормы ГК об основаниях ответственности, а те положения, которые согласовали стороны в своем договоре.

Изменение оснований ответственности нередко допускается законом вплоть до установления ответственности за пределами действия непреодолимой силы (ответственность воздушного перевозчика за повреждение здоровья или смерть пассажиров).

2. В абз. 2 п. 1 комментируемой статьи указываются признаки, в соответствии с которыми лицо, нарушившее обязательство, признается невиновным. Данные признаки сочетают в себе как субъективные, так и объективные критерии. К числу первых относится проявление должной степени заботливости и осмотрительности в принятии всех находящихся в распоряжении должника мер для надлежащего исполнения обязательства, к числу вторых — соответствие степени заботливости и осмотрительности характеру обязательства и условиям договора. И только в том случае, если поведение должника при исполнении им обязательства удовлетворяет указанным требованиям, должник считается невиновным в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства.

3. Устанавливая презумпцию вины нарушителя обязательства, ГК возлагает на него бремя доказывания отсутствия вины. По существу, должник достигает такого результата, если ему удается доказать, что нарушение обязательства было вызвано обстоятельствами, которые исключают его вину, например действием стихийных сил природы или поведением третьих лиц, за которых должник не отвечает. Кроме того, он должен доказать, что его поведение в данной ситуации соответствовало критериям, установленным в абз. 2 п. 1 комментируемой статьи. При этом не следует забывать, что на кредитора возлагается доказательство самого факта нарушения обязательства.

4. Для отношений при осуществлении предпринимательской деятельности ГК расширяет основания ответственности, устанавливая повышенную ответственность за нарушение обязательств. Только если должник представит доказательства, что нарушение обязательства стало следствием непреодолимой силы, он освобождается от ответственности. ГК дает квалифицирующие признаки понятия непреодолимой силы, к числу которых относятся чрезвычайность и непредотвратимость в наступлении обстоятельств, делающих невозможным исполнение обязательства. При этом указанные обстоятельства должны анализироваться применительно к конкретным обстоятельствам, связанным с нарушением обязательства. Одновременно в ГК содержится примерный перечень обстоятельств, не являющихся непреодолимой силой (отсутствие у должника денежных средств, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров и т.д.).

Возникает вопрос: насколько даваемое ГК понятие непреодолимой силы позволяет включать в него обстоятельства, выходящие за рамки стихийных бедствий, которые, как правило, не вызывают сомнения в отнесении их к обстоятельствам непреодолимой силы? В частности, в данной связи речь может идти о военных действиях, блокадах, эмбарго, актах государственных органов любого уровня и иных событиях общественной жизни. В принципе данные обстоятельства также могут относиться к обстоятельствам непреодолимой силы, но в каждом конкретном случае все будет зависеть от того, насколько то или иное событие отвечает установленным признакам. Так, если непредотвратимость таких событий практически во всех случаях очевидна, то их чрезвычайность, или, иными словами, непредвиденность их возникновения, может быть подвергнута сомнению.

Следует подчеркнуть, когда событие, квалифицируемое как непреодолимая сила, носит временный характер, освобождение от ответственности имеет силу лишь в период его действия.

При наступлении события, хотя и носящего непредотвратимый характер, но предвидимого в момент возникновения обязательства, должник будет нести ответственность за его неисполнение. Во избежание неблагоприятных последствий подобного рода стороны могут исключать ответственность за неисполнение путем включения соответствующей оговорки в договор.

5. При изменении оснований ответственности в договоре условия, направленные на ее исключение или ограничение, являются ничтожными, если они касаются случаев умышленного нарушения обязательств. В данном контексте могут рассматриваться также и условия об ограничении размера материальной ответственности, в частности исключительные неустойки, применение которых не должно допускаться в случаях, когда нарушение, к которым они применяются, было допущено должником умышленно.

Другой комментарий к статье 401 Гражданского Кодекса РФ

1. Комментируемая статья посвящена вине как одному из условий гражданско-правовой ответственности. Несмотря на то что статья носит наименование «Основания ответственности за нарушение обязательства», фактически речь в ней идет несколько об ином. В отечественной доктрине, как правило, принято считать, что основанием ответственности за нарушение обязательства является нарушение договора, а условиями ответственности — противоправность, наличие убытков (вреда), причинная связь между нарушением субъективных прав и убытками (вредом), вина нарушителя <1>.

КП: примечание.

<1> См., например: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. М.: Статут, 2002. Книга первая: Общие положения. С. 705.

Комментируемая статья размещена в главе, посвященной ответственности за нарушение обязательств, однако содержащиеся в ней положения имеют гораздо большее значение. По существу, эта статья формирует общее представление о вине в гражданском праве. Предложенное в ней понимание вины и невиновности используется правоприменителем, в частности, в деликтных правоотношениях <1>.

Легальное определение понятия «вина» в нормах гражданского права не закреплено. Отмечая отличие вины в гражданском праве от вины в отраслях публичного права, Е.А. Суханов пишет: «.вина в гражданском праве по общему правилу рассматривается не как субъективное, психическое отношение лица к своему поведению, а как непринятие им объективно возможных мер по устранению или недопущению отрицательных результатов своих действий, диктуемых обстоятельствами конкретной ситуации» <1>.

2. Упоминая о двух формах вины в гражданском праве — умысле и неосторожности, — законодатель тем не менее по общему правилу не делает различий в ответственности в зависимости от формы или (и) степени вины <1>. Следовательно, лицо, действовавшее с целью нарушить обязательство и причинить тем самым вред своему кредитору, несет такую же ответственность, как и лицо, не преследовавшее подобной цели, но допустившее небрежность при исполнении обязательства. В этом проявляется одно из отличий гражданско-правовой ответственности, нацеленной прежде всего на восстановление нарушенного права, от ответственности в публичном праве, строящейся на принципе учета формы и степени вины нарушителя. В то же время в соответствии с п. 4 комментируемой статьи заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно, что означает недопустимость освобождения от ответственности должника, чей умысел доказан.

Другое отличие заключается в диспозитивном характере установленного законом требования о вине как об условии гражданско-правовой ответственности. Законом или договором может быть предусмотрено привлечение к ответственности за нарушение обязательства на иных условиях.

К числу установленных законом случаев такой ответственности относится прежде всего безвиновная ответственность лица, не исполнившего или ненадлежащим образом исполнившего обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности (п. 3 комментируемой статьи). Кроме того, о безвиновной ответственности упоминается, например, в п. 4 ст. 358 ГК РФ, устанавливающем, что ломбард несет ответственность за утрату и повреждение заложенных вещей, если не докажет, что утрата или повреждение произошли вследствие непреодолимой силы. В соответствии со ст. 795 ГК РФ за задержку отправления транспортного средства, перевозящего пассажира, или опоздание прибытия такого транспортного средства в пункт назначения (за исключением перевозок в городском и пригородном сообщениях) перевозчик уплачивает пассажиру штраф, если не докажет, что задержка или опоздание имели место вследствие непреодолимой силы, устранения неисправности транспортных средств, угрожающей жизни и здоровью пассажиров, или иных обстоятельств, не зависящих от перевозчика.

Требование о вине как об условии гражданско-правовой ответственности меняется также и в случаях ответственности за вину иных (третьих) лиц.

Правило об ответственности за вину может быть изменено также соглашением сторон, причем комментируемая статья не исключает как расширения ответственности за счет установления в договоре закрытого перечня обстоятельств, освобождающих должника от ответственности, так и определения в договоре более широкого круга обстоятельств, чем названные в абз. 2 п. 1 ст. 401 ГК РФ и свидетельствующие о невиновности должника.

3. С учетом того что комментируемая статья закрепляет в п. 2 презумпцию виновности нарушителя обязательства, важное значение имеют признаки невиновности должника, определяемые в соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 401 ГК РФ. На такого должника как ответчика возлагается бремя доказывания того, что им в действительности были приняты все необходимые меры для надлежащего исполнения обязательства, т.е. меры, отвечающие той степени заботливости и осмотрительности, какая требовалась от должника по характеру обязательства и условиям оборота.

Заботливость и осмотрительность должника по обязательству при применении к нему мер ответственности должны быть оценены судом не применительно к обычному поведению самого должника, а исходя из объективных критериев, т.е. в сравнении с заботливостью и осмотрительностью участников гражданско-правовых отношений в сравнимых обстоятельствах.

4. Как уже отмечалось, п. 3 комментируемой статьи содержит специальное правило, возлагающее безвиновную ответственность на лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности. Такое лицо освобождается от ответственности, только если докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

Как известно, предпринимательскую деятельность могут вести граждане, зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей, а также коммерческие организации. Вместе с тем в судебной практике встречается утверждение о том, что коммерческая организация может привлекаться к ответственности за неисполнение обязательства на началах вины в случае, когда такое обязательство не относится к «предпринимательским». Так, при рассмотрении иска, заявленного одним унитарным предприятием к другому унитарному предприятию в связи с просрочкой оплаты по договорам подряда, суд отметил, что деятельность ответчика «по содержанию жилищного фонда, находящегося в муниципальной собственности, по сути предпринимательской не является» <1>. Между тем такое суждение не основано на законе и противоречит целям создания унитарного предприятия, которое в отличие от учреждения создается для извлечения прибыли.

———————————
<1> Постановление ФАС Московского округа от 12 ноября 2003 г. N КГ-А40/8716-03.

Вместе с тем гражданин — индивидуальный предприниматель отвечает по правилам, установленным п. 3 ст. 401 ГК РФ, в случае, если нарушенное им обязательство связано с его предпринимательской деятельностью. В то же время, например, индивидуальный предприниматель, выступающий заказчиком по договору подряда на пошив пальто, несет ответственность за ненадлежащее исполнение своих обязательств только за вину.

5. Непреодолимая сила как основание освобождения от ответственности лица, нарушившего обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, определяется через категории чрезвычайности и непредотвратимости. В этом смысле, например, ст. 79 Конвенции Организации Объединенных Наций о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 1980 г.) <1> (далее — Венская конвенция 1980 г.) упоминает о «препятствиях вне контроля», в отношении которых от стороны нельзя было ожидать разумного принятия этого препятствия в расчет при заключении договора либо избежания или преодоления этого препятствия или его последствий.

———————————
<1> Вестник ВАС РФ. 1994. N 1.

Чрезвычайный и непредотвратимый характер обстоятельств непреодолимой силы должен рассматриваться применительно к конкретному обязательству, месту и характеру его исполнения. Так, снежные заносы, препятствующие доставке товара по договору, могут быть расценены как чрезвычайные обстоятельства лишь в той местности, для которой подобные погодные условия нехарактерны в данный период. Однако к числу обстоятельств непреодолимой силы относят не только погодные явления (ураган, землетрясение и пр.), но также и иные факты, обладающие названными признаками, например террористические акты или забастовки, препятствующие движению транспорта. Так, А.С. Комаров отмечает, что в отношении явлений общественной жизни «чрезвычайность, или, иными словами, непредвиденность их возникновения, может быть подвергнута сомнению» <1>.

Длящееся обстоятельство непреодолимой силы должно иметь место в период исполнения обязательства. Отпадение такого обстоятельства обязывает должника приступить к исполнению.

Комментируемая статья содержит специальное пояснение, в соответствии с которым к обстоятельствам непреодолимой силы не относятся нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств. Такого рода обстоятельства представляют собой нормальный риск предпринимательской деятельности и не могут служить основанием для освобождения от ответственности лица, которое сознательно избрало для себя предпринимательскую деятельность в качестве экономической.

Положение о безвиновной ответственности субъектов предпринимательской деятельности было предметом оспаривания в Конституционном Суде РФ. Суд пришел к выводу о том, что нормы п. 3 ст. 401 ГК РФ не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права, поскольку при принятии Кодекса федеральный законодатель — в целях достижения баланса конституционно защищаемых ценностей и целей — был вправе в соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции РФ установить ограничение прав и свобод одних лиц в интересах других <1>.

6. Правило о безвиновной ответственности за нарушение обязательства лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность, может быть изменено договором или законом. Стороны вправе своим соглашением установить ответственность на началах вины, определить для своих правоотношений закрытый перечень неоспоримых обстоятельств непреодолимой силы, а также предусмотреть иные условия наступления ответственности.

Ответственность предпринимателя за вину установлена, например, ст. 538 ГК РФ, в соответствии с которой производитель сельскохозяйственной продукции, не исполнивший обязательство либо ненадлежащим образом исполнивший его, несет ответственность при наличии своей вины.

УДК 34.03:347.1

СЛУЧАЙ КАК ОСНОВАНИЕ ИСКЛЮЧЕНИЯ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

О.А. Кузнецова

Доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского права Пермский государственный национальный исследовательский университет 614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15 E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Гражданско-правовая ответственность, как и любая юридическая ответственность, основана на принципе вины. Невиновность причинителя вреда, получившая в правовой доктрине название «случай (казус)», является основанием для исключения ответственности. Специфика применения гражданско-правовой категории случая связана, во-первых, с существованием безвиновной ответственности, во-вторых, с объективистским подходом к определению невиновности, несовпадением понимания невиновности в гражданском праве и в других отраслях права. Определяется гражданско-правовая сфера применения казуса. Рассмотрен вопрос гармонизации объективистского и субъективистского подхода к случаю в гражданском праве.

Ключевые слова: случай; казус; вина; невиновность; гражданско-правовая ответственность; гражданское правонарушение

Понятие случая (казуса) как невиновного причинения вреда глубоко исследовано в теоретико-правовой, уголовно-правовой и административно-правовой науках, содержится в соответствующем отраслевом законодательстве.

В УК РФ приведено легальное понятие невиновности: «Деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть. Деяние признается также совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам» (ст. 28).

В ГК РФ также содержится определение невиновности, однако оно никак не согласуется с аналогичными понятиями в теории права и в других отраслях права. В гражданском праве невиновность лица при неисполнении обязательства определяется через понятие юридически значимого бездействия: «лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства» (п. 1 ст. 401 ГК РФ).

Очевидно, что такое понимание невиновности неприемлемо для внедоговорной ответственности, поскольку «принять или не принять меры для надлежащего исполнения деликтного обязательства» в них невозможно: оно возникает в момент причинения вреда. Надлежащее исполнение деликтного обязательства – это фактическое возмещение потерпевшему вреда. В ГК РФ вообще не решен вопрос о понятии невиновного причинения вреда при совершении деликтов. Но это далеко не все цивилистические проблемы в части использования категории невиновности.

Прежде всего представляется важным определить гражданско-правовую сферу применения казуса.

В соответствии с пунктом 3 статьи 401 ГК РФ, субъекты, осуществляющие предпринимательскую деятельность, отвечают независимо от наличия или отсутствия своей вины. В ГК РФ законодатель установил и иные случаи безвиновной ответственности: за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (ст. 1070); за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих (ст. 1079); за вред, причиненный вследствие недостатков товара, работы или услуги (ст. 1095); за моральный вред (ст. 1100).

Кроме того, в иных законах, содержащих нормы гражданского права, содержатся и другие примеры безвиновной ответственности .

Во всех указанных ситуациях ответственность должников наступает на основании усеченного состава гражданского правонарушения, не содержащего субъективную сторону. Поэтому в применении в этих правонарушениях категории случая отсутствует необходимость. При этом анализ судебной практики показывает, что правоприменители постоянно оценивают виновность или невиновность должника в предпринимательских обязательствах, что, очевидно, не соответствует требованиям процессуальной экономии.

О виновной ответственности предпринимателей законодатель упоминает в двух статьях ГК. В соответствии со статьей 538, производитель сельскохозяйственной продукции, не исполнивший либо ненадлежаще исполнивший обязательство, несет ответственность при наличии его вины. Согласно статье 777, исполнитель по договору на выполнение научно-исследовательских работ, опытно-конструкторских и технологических работ несет ответственность перед заказчиком за нарушение своих обязательств, если не докажет, что такое нарушение произошло не по вине исполнителя.

Гражданско-правовую ответственность только при наличии вины несут также лица, не осуществляющие предпринимательскую деятельность.

При этом в силу ст. 401 ГК РФ их вина презюмируется, т.е. они могут доказывать свою невиновность (случай).

На первый взгляд не должно возникать трудностей с установлением судом казуса в поведении должника, поскольку в законе содержится легальное понятие невиновности.

Проанализируем в связи с этим практику применения ст. 538 ГК РФ на основе 60 актов арбитражных судов.

В более чем половине судебных случаев ссылка на легальное понятие невиновности отсутствует, хотя именно оно необходимо для реализации ст. 538 ГК РФ.

В других случаях суды ограничиваются исключительно цитированием п. 2 ст. 401 ГК РФ.

Анализ правоприменительных актов, в которых суды пытались устанавливать невиновность производителя сельскохозяйственной продукции и, как следствие, определять возможность исключения его ответственности, показал следующее.

Суды нередко смешивают категории случая и непреодолимой силы, определяя невиновность должника через наступление чрезвычайных обстоятельств.

Так, суд по одному из дел указал: «В соответствии со ст. 538 Гражданского кодекса Российской Федерации производитель сельскохозяйственной продукции, не исполнивший обязательство либо ненадлежащим образом исполнивший обязательство, несет ответственность при наличии его вины.

Аналогичное условие содержится в п. 5.3 договора, согласно которому стороны освобождаются от ответственности за полное или частичное неисполнение обязательств по договору в случае непредвиденных обстоятельств, возникших после его заключения в результате событий чрезвычайного характера (засуха, наводнение и другие форс-мажорные обстоятельства), которые стороны не могут предвидеть или предотвратить». И далее: «Как установлено арбитражным судом, неисполнение обязательств по поставке товара явилось следствием стихийных природных явлений, что подтверждается имеющимися в деле доказательствами, и в силу ст. 538 Гражданского кодекса Российской Федерации является обстоятельством, исключающим ответственность производителя сельскохозяйственной продукции за неисполнение обязательства по поставке» .

Суды делают выводы о невиновности должника в связи с наличием обстоятельств непреодолимой силы и в других случаях: «В соответствии со статьей 538 Кодекса сельхозпроизводитель, не исполнивший обязательство либо исполнивший его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины.

Оценив представленные в материалы дела доказательства (распоряжение главы администрации ….»О введении режима чрезвычайной ситуации», акт обследования сельхозкультур …., иные доказательства), суд пришел к обоснованному выводу о доказанности ответчиком невозможности надлежащего исполнения обязательства по поставке …. вследствие непреодолимой силы – засухи» .

В силу статьи 538 ГК РФ основанием для исключения ответственности является невиновность должника, а не непреодолимая сила. Если судом устанавливается наличие обстоятельств непреодолимой силы, то «виновная» ответственность должника исключается в соответствии с общей нормой п. 3 ст. 401 ГК РФ. При наличии таких обстоятельств исключалась бы и безвиновная ответственность предпринимателя.

Оценка невиновности должника должна производиться только при виновной ответственности и в любом случае после установления отсутствия обстоятельств непреодолимой силы.

Иногда, применяя ст. 538 ГК РФ в системной взаимосвязи со ст. 401 ГК РФ, суды указывают на то, что для доказательства невиновности поставщика по договору контрактации необходимо доказать «проявление той степени осмотрительности и заботливости, которая требовалась от него по характеру обязательства и условиям оборота» , и то, что им «были приняты все меры для надлежащего исполнения обязательства» . Однако судебная практика не содержит ни одного примера, когда производителю сельскохозяйственной продукции удалось бы доказать свою невиновность именно через эти признаки.

В большинстве судебных случаев для исключения ответственности производителя сельскохозяйственной продукции оказывается достаточным доказательство наличия факта неблагоприятных погодных условий , которые в отдельных случаях квалифицируются судами как обстоятельства непреодолимой силы .

Имеются также примеры, когда суды оценивают невиновность производителя сельскохозяйственной продукции не через законодательные признаки заботливости и осмотрительности, а через категории «знал», «должен был предвидеть», «мог предотвратить» и т.п.

Например, производитель сельскохозяйственной продукции в доказательство отсутствия вины в ненадлежащем исполнении обязательства представил справку Гидрометцентра России о погодных условиях в регионе на весну – осень. Исследовав данный документ, суд установил, что «в момент заключения договора ответчик уже знал (выделено мною. – О.К.) о неблагоприятных погодных условиях и предполагаемом снижении урожая, но тем не менее взял на себя обязательства по поставке 108000 кг картофеля» .

В другом деле суд указал, что «истец на момент заключения договора … должен был предвидеть (выделено мною. – О.К.) неблагоприятные последствия, связанные с риском земледелия, в том числе и при аномальных погодных условиях» .

Различное понимание критериев невиновности вызвано одновременным существованием в российском праве двух концепций вины – объективистской и субъективистской. Первая концепция отражена в ГК РФ, в котором вина определяется через поведение правонарушителя (непринятие необходимых мер). Второй подход характерен для публично-правовых отраслей права, в которых под виной понимают внутреннее психическое отношение правонарушителя к своему поведению и его результатам (осознание и предвидение).

На наш взгляд, поведенческая теория вины имеет серьезные дефекты: во-первых, в ней невозможно определить понятия форм вины – умысла и неосторожности; во-вторых, по своему содержанию поведенческое понимание вины совпадает с понятием бездействия, происходит смешение объективной и субъективной сторон правонарушения; в-третьих, она совершенно неприемлема для деликтных правонарушений; в-четвертых, за одно и то же правонарушение лицо может быть признано невиновным в уголовном судопроизводстве и виновным – в гражданском. Именно поэтому перенос поведенческой концепции вины и невиновности в правоприменительную плоскость вызывает у судов желание воспользоваться психологическими критериями этих правовых категорий.

В связи с этим необходимо поставить вопрос о сближении в гражданском праве объективистской и субъективистской теорий понимания вины и невиновности.

С позиций психологического подхода причинение вредных последствий (в том числе в виде неисполнения обязательства) будет невиновным, если лицо не только не предвидело, но по обстоятельствам дела не могло или не должно было их предвидеть. Например, производителю сельскохозяйственной продукции для обоснования своей невиновности нужно будет доказать, что он не предвидел низкий урожай в связи с наступлением аномально жаркой погоды, не мог и не должен был предвидеть (допустим, метеослужбы не прогнозировали такую погоду в данном регионе).

Невиновность правонарушителя при таком понимании может иметь три формы в зависимости от сочетания объективного («должно было») и субъективного («могло») критериев вины:

1) лицо и не могло, и не должно было предвидеть возможность наступления вредных последствий;

2) лицо могло, но не должно было их предвидеть;

3) лицо не могло, но должно было их предвидеть.

Любая указанная форма невиновности должна исключать вину. Эти формы характеризуют невиновность, не связанную с предвидением вредных последствий.

В праве существует еще один вариант случая, он связан с предвидением возможности наступления вредных последствий, но невозможностью предотвратить их наступление вследствие несоответствия психофизиологических качеств лица требованиям нервно-психических перегрузок или экстремальных условий.

С учетом специфики гражданско-правовых отношений этот вид казуса можно определить следующим образом: лицо невиновно, если оно предвидело возможность наступления вредных последствий, но не могло их предотвратить вследствие несоответствия всех предпринятых необходимых и возможных для этого мер экстремальности ситуации.

Здесь невиновность лица связана с объективной невозможностью предотвращения вредных последствий, возможность наступления которых лицом предвидится. Главным критерием невиновного, но предвиденного причинения вредных последствий является наличие для должника экстремальности ситуации. Например, должнику было известно о возможности засухи (т.е. он ее предвидел), но она по своей интенсивности, продолжительности, периоду наступления может носить экстремальный характер, против которого все предпринятые меры со стороны должника будут бессильны.

Если будет доказано, что ситуация для должника типовая, обычная, закономерная, то предпринятые им меры для предотвращения вредных последствий не будут иметь значения, так как критерий экстремальности ситуации для данного лица отсутствует.

Подобный подход к пониманию невиновности применим как для договорных, так и деликтных правонарушений, как для предпринимателей, так и для иных субъектов гражданского права.

Таким образом, случай (казус) исключает только «виновную» гражданско-правовую ответственность, которую несут лица, не осуществляющие предпринимательскую деятельность и предприниматели в случаях, указанных в законе или договоре. В сфере безвиновной ответственности категория случая вообще не подлежит применению.

Случай является категорией субъективной стороны правонарушения и исключает вину должника. Традиционное гражданско-правовое поведенческое понятие невиновности не находит адекватного применения в судебной практике и нуждается в корректировке с учетом субъективистского подхода к категориям вины и невиновности.

Библиографический список

  1. О космической деятельности: закон РФ от 20 авг. 1993 г. №5663-1: в ред. постановления Правительства Рос. Федерации от 21 нояб. 2011 г. // Рос. газ. 1993. 22 авг.

  2. О регулировании деятельности российских граждан и российских юридических лиц в Антарктике: Федер. закон Рос. Федерации от 5 июня 2012 г. №50-ФЗ // Рос. газ. 2012. 8 июня.

  3. Об использовании атомной энергии: Федер. закон Рос. Федерации от 21 нояб. 1995 г. №170-ФЗ: в ред. постановления Правительства Рос. Федерации от 25 июня 2012 г. // Рос. газ. 1995. 28 нояб.

  4. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 3 февр. 2005г. №А33-7805/04-С1-Ф02-88/05-С2 . Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  5. Постановление ФАС Московского округа от 3 ноябр. 2003 г. №КГ-А41/8319-03 . Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  6. Постановление ФАС Московского округа от 26 авг. 2011 г. №КА-А41/9401-11-П по делу №А41-39626/09 . Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  7. Постановление ФАС Московского округа от 9 сент. 2011 г. по делу №А41-43064/10 . Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  8. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 2 июля 2008 г. №Ф08-3577/2008 по делу №А53-21286/2007-С3-3 . Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  9. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 19 мая 2004 г. №Ф08-2031/2004 . Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  10. Постановление ФАС Уральского округа от 21 июня 2011 г. №Ф09-3540/11 по делу №А07-20112/2010 . Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  11. Постановление ФАС Уральского округа от 12 окт. 2005 г. №Ф09-3248/04-С3 по делу №А47-10270/2003-8-ГК . Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  12. Постановление ФАС Центрального округа от 13 дек. 2007 г. по делу №А62-354/2007 . Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  13. Постановление ФАС Центрального округа от 23 июля 2007г. по делу №А62-445/2007 . Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

COVID-19 как форс-мажор

Даниил Казин

Старший юрист Legis Universum

специально для ГАРАНТ.РУ

Мир охватила пандемия COVID-19. Это серьезный вызов не только для системы здравоохранения, но и для экономики, долгосрочные последствия, которые сейчас сложно оценить. Закрытие границ, отмена транспортного сообщения, остановка работы предприятий и многие другие факторы могут привести к большим трудностям, в том числе и в правовой плоскости. Правительства многих стран разрабатывают меры защиты и антикризисные планы, которые призваны стабилизировать ситуацию, Российская Федерация не стала исключением. Одним из таких шагов стало изменение политики Правительства РФ о внесении коронавирус в список причин форс-мажора для поставщиков госзаказа, о котором было заявлено 17 марта на Совещание В.В. Путина с членами Правительства возможно, это будет актуально и для обычного гражданского оборота.

Согласно общему правилу п. 3 ст. 401 Гражданского кодекса, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

Таким образом, чтобы быть признанным форс-мажором, обстоятельство вследствие которого сделалось невозможным надлежащее исполнение обязательства должно одновременно соответствовать критериям чрезвычайности и объективной непредотвратимости.

Многие государства, ввели ряд ограничительных мер, направленных на сдерживание распространения эпидемии. Среди них ограничение транспортного сообщения с отдельными странами, ограничение на ввоз определенных товаров, ограничение или запрет мероприятий, предполагающих массовое скопление людей. Такие меры не могут не оказывать влияние на исполнение обязательств компаний, вовлеченных в соответствующие процессы, эпидемию в комплексе с такими мерами можно рассматривать именно как форс-мажор.

Для целей официального подтверждения ситуации форс-мажора заинтересованное лицо вправе обратиться в ТПП России, предоставив необходимые документы и сведения. Порядок выдачи подтверждения форс-мажорных обстоятельств и выдачи соответствующих свидетельств определяется Положением о порядке свидетельствования ТПП России обстоятельств форс-мажора, утвержденным постановлением Правления ТПП РФ от 23 декабря 2015 г. № 173-14. Получение данного свидетельства хотя и не является необходимым условием признания наличия форс-мажорных обстоятельств (кроме случаев, когда это прямо прописано в контракте), однако позволяет в значительной степени упростить процесс доказывания в суде в случае возникновения спора.

Применительно к исполнению государственных контактов уже сейчас Банком России сообщено, что принято решение о неприменении штрафных санкций к поставщикам, попавшим под негативное влияние ситуации (информационное сообщение Банка России от 17 марта 2020 г. «О мерах по обеспечению устойчивости экономического развития»). Данное сообщение хотя и само по себе не содержит какого-либо указания на то, какие именно конкретные обстоятельства, связанные с пандемией коронавируса, которые государство признает форс-мажорными, однако, полагаю, свидетельствует о смягчении государственной политики в условиях сложившейся чрезвычайной ситуации.

В аналогичном ключе высказалась и ФАС России, которая указала на то, что ситуация с коронавирусной инфекцией является обстоятельством непреодолимой силы (форс-мажор), и поручила своим территориальным органам учитывать это при рассмотрении жалоб, дел об административных правонарушениях и обращений о включении в реестр недобросовестных поставщиков (Письмо Федеральной антимонопольной службы от 18 марта 2020 г. № ИА/21684/20).

В то же время, стоит заметить, что сама по себе пандемия, равно как и последовавшие за ней негативные реакции рынков не могут рассматриваться в качестве форс-мажорного обстоятельства. Так, например, вряд ли можно снять с себя ответственность за нарушение договорных обязательств в связи с падением спроса на ту или иную продукцию или услуги, вызванные эпидемией либо колебания закупочных цен, даже в случае, если эти события были обусловлены возникновением эпидемии.

Вместе с тем, ст. 451 ГК РФ позволяет заинтересованной стороне потребовать изменения или расторжения заключенного договора в случае существенного изменения обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора. Изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях. Однако стоит учитывать, что согласно сложившейся судебной практике ни финансовый кризис, ни изменение курса валют, ни резкое увеличение темпов инфляции не могут быть признаны существенным изменением обстоятельств, дающим право на изменение или расторжение договора (Определение Конституционного Суда РФ от 26 мая 2016 г. № 1019-О, п. 8 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1 (2017)., Решение МКАС при ТПП РФ от 16 марта 2017 г. по делу № 48/2016). Таким образом доказывать существенность изменения обстоятельств придется применительно к конкретной ситуации, возникшей при исполнении конкретного договора, с учетом всех воздействующих на нее факторов.

В условиях уже начавшейся пандемии, имеет значение не только ее последствия применительно к исполнению уже заключенных договоров, но и правильное определение условий вновь заключаемых договоров. Насколько долго продлится кризисная ситуация с COVID-19 пока не ясно, ситуация постоянно меняется, государствами вводятся новые ограничительные меры, организации и предприниматели также вынуждены учитывать новые реалии экономической деятельности, в том числе и неопределенность ситуации. В такой обстановке особенно важным становится правильное распределение рисков между контрагентами. Участникам оборота нужно задуматься о включении в договоры специальных условий относительно рисков, связанных с пандемией. Стоит отдельно отметить, что стороны вправе не только предусмотреть порядок взаимодействия в форс-мажорной ситуации, но и заранее, с учетом всех рисков предусмотреть возможность перераспределения рисков и возмещения одной из сторон другой имущественных потерь при наступлении определенных обстоятельств, не связанных с нарушением обязательств. Например, потерь, вызванных невозможностью исполнения обязательства из-за требований государства или третьих лиц к одной из сторон договора. При использовании данного инструмента управления рисками стороны должны определить в договора размер возмещения таких потерь или порядок его определения (ст. 406.1 ГК РФ). Таким образом, уже при заключении договора, даже в условиях относительной неопределенности будущей ситуации, в которой он будет исполняться, каждая из сторон будет знать какие основные риски она на себя принимает и каков объем этих рисков.

Обстоятельства непреодолимой силы (форс-мажор): проблема установления и доказывания в судебной практике

Гражданский кодекс РФ (далее ― ГК РФ) даёт довольно пространное понятие обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажор).

В соответствии с п. 3 ст. 401 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несёт ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

Указанная формулировка породила необходимость внесения уточнений относительно критериев отнесения того или иного обстоятельства к обстоятельству непреодолимой силы.

  1. Критерии признания обстоятельства обстоятельством непреодолимой силы

Среди основных норм, указывающих на критерии для отнесения того или иного обстоятельства к обстоятельству непреодолимой силы, укажем следующие:

  1. Собственно п. 3 ст. 401 ГК РФ;

  2. Нормы международного права, а именно положения п. 1 ст. 7.1.7 Принципов УНИДРУА 1994, 2004, 2010 гг., согласно которому «сторона освобождается от ответственности за неисполнение, если она докажет, что неисполнение было вызвано препятствием вне её контроля и что от неё нельзя было разумно ожидать принятия этого препятствия в расчёт при заключении договора либо избежания или преодоления этого препятствия или его последствий»;

  3. Формулировка, изложенная в Положении о порядке свидетельствования Торгово-промышленной палатой Российской Федерации (далее ― ТПП РФ) обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажор), являющемся приложением к Постановлению Правления ТПП РФ от 23.12.2015 № 173-14 (далее ― Положение ТПП РФ): «чрезвычайные, непредвиденные и непредотвратимые обстоятельства, возникшие в течение реализации договорных (контрактных) обязательств, которые нельзя было разумно ожидать при заключении договора (контракта) либо избежать или преодолеть, а также находящиеся вне контроля сторон такого договора (контракта)»;

  4. Правоприменительная практика судов разных инстанций.

Так, суды разных инстанций называют среди критериев обстоятельств непреодолимой силы одновременное наличие двух существенных характеристик:

  • чрезвычайность, под которой понимается исключительность, выход за пределы «нормального», обыденного, необычайность для тех или иных жизненных условий, что не относится к жизненному риску и не может быть учтено ни при каких обстоятельствах (Постановление Президиума ВАС РФ от 21.06.2012 № 3352/12 по делу № А40-25926/2011-13-230);

  • непредотвратимость, под которой понимается действие объективных факторов, которые не позволяют физлицу (юрлицу) исполнить возложенную на него обязанность (Решение Верховного Суда РФ от 14.03.2012 № АКПИ12-69).

Обстоятельство признаётся непредотвратимым, если любой участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную деятельность, не мог бы избежать наступления этого обстоятельства или его последствий (п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7).

Чрезвычайный характер непреодолимой силы не допускает квалификации в качестве таковой любого жизненного факта, её отличие от случая в том, что она имеет в основе объективную, а не субъективную непредотвратимость (Постановление Президиума ВАС РФ от 21.06.2012 № 3352/12, Определение Верховного Суда РФ от 24.03.2015 № 306-ЭС14-7853 по делу № А65-29455/2013).

В некоторых случаях суды отмечали, что обстоятельство непреодолимой силы должно отвечать такому признаку, как непредвиденность его возникновения, то есть стороны не предвидели и не могли предвидеть наступление такого обстоятельства (например, Постановления Третьего арбитражного апелляционного суда от 10.04.2012 по делу № А33-12595/2011, Восьмого арбитражного апелляционного суда от 12.05.2011 по делу № А46-11700/2010).

Понятие форс-мажора, содержащееся в ст. 7.1.7 Принципов УНИДРУА 1994, 2004, 2010 гг., также оперирует характеристикой непредвиденности возникновения обстоятельства.

Ранее лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность, при защите своей позиции могли столкнуться с двумя позициями судов.

Первая позиция сводилась к тому, что обстоятельством, освобождающим от ответственности, является лишь действие непреодолимой силы:

― Определение Верховного Суда РФ от 01.09.2009 № 24-В09-8:

«Пунктом 3 ст. 401 ГК РФ установлена ответственность должника — предпринимателя без учёта его вины, что предполагает освобождение от ответственности, лишь если будет доказана невозможность исполнить обязательство вследствие непреодолимой силы».

― Определение Конституционного Суда РФ от 19.02.2003 № 79-О:

«Наличие вины ― общий и общепризнанный принцип юридической ответственности во всех отраслях права, и всякое исключение из него должно быть выражено прямо и недвусмысленно, то есть закреплено непосредственно. В гражданском праве таким исключением является положение п. 3 ст. 401 ГК РФ, согласно которому в сфере предпринимательской деятельности обстоятельством, освобождающим от ответственности, является лишь воздействие непреодолимой силы».

Вторая позиция давала дополнительный критерий: обстоятельствами, освобождающими коммерческую организацию от ответственности, являются действие непреодолимой силы и основания, предусмотренные договором (Постановление Президиума ВАС РФ от 07.07.1998 № 6841/97, Постановление Президиума ВАС РФ от 07.07.1998 № 6839/97).

Кроме того, рисковый характер предпринимательской деятельности вносит и негативные коррективы при оценке того или иного обстоятельства в качестве форс-мажорного: например, Президиум ВАС РФ в своём Постановлении от 20.11.2007 № 10002/07 по делу № А40-55985/06-34-317 указал, что наличие судебных запретов не может быть признано обстоятельством, исключающим вину векселедателя в несвоевременном исполнении обязательства по оплате векселя, если данное обязательство возникло при осуществлении предпринимательской деятельности.

Постановлением, которое на данный момент резюмирует разнообразные судебные позиции, видится Постановление Президиума ВАС РФ от 21.06.2012 № 3352/12 по делу № А40-25926/2011-13-230, где говорится следующее: «основанием освобождения общества от ответственности могут являться обстоятельства непреодолимой силы, воздействие которых происходит извне и не зависит от субъективных факторов».

То есть теперь следует исходить из того, что, если в договоре какое-либо обстоятельство названо форс-мажорным, это не всегда означает, что оно будет признано таковым при разрешении судом возникшего спора. В каждом случае суд будет выяснять, является ли обстоятельство чрезвычайным и непредотвратимым, мог ли должник что-то изменить, избежать последствий.

  1. Перечень обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажор)

Положение Торгово-промышленной палаты РФ содержит примерный перечень форс-мажорных обстоятельств1:

стихийные бедствия (землетрясение, наводнение, ураган), пожар, массовые заболевания (эпидемии), забастовки, военные действия, террористические акты, диверсии, ограничения перевозок, запретительные меры государств, запрет торговых операций, в том числе с отдельными странами, вследствие принятия международных санкций и другие, не зависящие от воли сторон договора (контракта) обстоятельства, ТПП РФ относит к обстоятельствам непреодолимой силы.

В свою очередь, согласно тому же Положению ТПП РФ, не могут быть отнесены к таким обстоятельствам предпринимательские риски, такие как нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения обязательств товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств, а также финансово-экономический кризис, изменение валютного курса, девальвация национальной валюты, преступные действия неустановленных лиц, если условиями договора (контракта) прямо не предусмотрено иное, а также другие обстоятельства, которые стороны договорных отношений исключили из таковых.

Рассмотрим несколько судебных споров для иллюстрации того, какие обстоятельства суды относят к обстоятельствам непреодолимой силы (форс-мажор):

  • В рамках решения спора Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда РФ о взыскании убытков, неустойки, упущенной выгоды, Коллегия признала штормовую погоду, в связи с которой затонул плавучий док, обстоятельством непреодолимой силы (Определение Верховного Суда РФ от 01.09.2015 № 303-ЭС15-5226);

  • Верховный Суд РФ поддержал решения нижестоящих судов, заключающиеся в признании сложных метеорологических явлений ― усиление ветра порывами, образование сложного отложения гололёда и мокрого снега на проводах ― обстоятельствами непреодолимой силы и основанием для освобождения энергосбытовой компании от ответственности за аварийное отключение электроэнергии (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 14 апреля 2015 г. № 310-ЭС15-2258);

  • Арбитражный суд Дальневосточного округа Постановлением от 28.11.2014 № Ф03-5191/2014 лишь частично удовлетворил требование о взыскании неустойки за нарушение условий оплаты выполненных по контракту работ, признав, что просрочка выполнения обязательств по оплате работ была вызвана обстоятельством непреодолимой силы: паводок, потребовавший введения режима чрезвычайной ситуации, привёл к необходимости несения расходов на аварийно-восстановительные и спасательные работы и к фактической потребности в денежных средствах для восстановления муниципальной инфраструктуры;

  • Арбитражный суд Московского округа отказал в возмещении убытков в порядке суброгации, понесённых в результате выплаченного страхового возмещения, в связи с тем, что случай признан страховым и наступил в результате действия непреодолимой силы, а именно в результате выпадения аномальных атмосферных осадков (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 09.12.2015 № Ф05-16473/2015).

В то же время нижеуказанные обстоятельства не признаны действием непреодолимой силы:

  • неправомерные действия представителей (п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7);

  • кража имущества (Постановление Президиума ВАС РФ от 09.06.1998 № 6168/97);

  • банкротство банка, контрагента (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 15.02.2018 № Ф06-29367/2018 по делу № А72-1268/2017);

  • аномальная засуха для производителя сельскохозяйственной продукции в период с июня по август, в связи с которой в регионе была введена чрезвычайная ситуация (Постановление ФАС Уральского округа от 21 июня 2011 г. № Ф09-3540/11 по делу А07-20112/2011);

  • резкое понижение температур наружного воздуха в зимнее время, а также атмосферные осадки в виде снега (дождя) ― являются прогнозируемыми событиями, следовательно, не могут рассматриваться в качестве непреодолимой силы, поскольку не обладают признаками чрезвычайности, исключительности и объективной непредотвратимости (Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 12.08.2011 по делу № А33-15816/2010, ФАС Волго-Вятского округа от 24.10.2003 № А43-3767/2003-1-125, Пятого арбитражного апелляционного суда от 24.11.2011 № 05АП-7750/2011 по делу № А24-2304/2011, Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.12.2011 по делу № А65-16773/2011);

  • финансово-экономический кризис, недофинансирование или иные финансовые затруднения ― ввиду отсутствия такого квалифицирующего признака, как непредотвратимость (Определение ВАС РФ от 28.04.2012 № ВАС-4874/12 по делу № А12-12792/2011, Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 22.03.2011 по делу № А82-2423/2010, ФАС Уральского округа от 10.03.2010 № Ф09-1385/10-С2 по делу № А60-23313/2009-С1, ФАС Московского округа от 24.06.2011 № КГ-А41/5793-11 по делу № А41-25302/10, Шестого арбитражного апелляционного суда от 11.05.2012 № 06АП-1693/2012 по делу № А73-1097/2011);

  • запрет на ввоз товаров (эмбарго) может не признаваться обстоятельством непреодолимой силы при исполнении договоров, заключённых между российскими предпринимателями на поставку товаров иностранного производства на территории РФ, если, например, сторона не может доказать, что его основные поставщики — иностранные юридические лица и он не мог приобрести товар в другом регионе РФ (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 27.06.2014 по делу № Ф07-6569/2013). В то время как п. 1.3 Положения ТПП РФ признаёт эмбарго форс-мажорным обстоятельством при исполнении внешнеторговых контрактов;

  • пожар, возникший по причинам, отличным от природных явлений стихийного характера, ― не может отвечать признакам чрезвычайности, объективной непредотвратимости и невозможности устранения последствий (Постановления ФАС Северо-Западного округа от 27.05.2010 по делу № А56-24121/2009, Восьмого арбитражного апелляционного суда от 30.04.2010 по делу № А75-11148/2009, Постановление Президиума ВАС РФ от 20.03.2012 № 14316/11 по делу № А50-21608/2010).

В случае если пожар произошёл вследствие поджога, то он также не может быть отнесён к обстоятельствам непреодолимой силы, поскольку преступные действия неустановленных лиц, осуществивших поджог, к обстоятельствам непреодолимой силы не относятся в силу отсутствия признаков чрезвычайности и объективной непредотвратимости (Постановление ФАС Московского округа от 26.07.2012 по делу № А40-12385/11-53-99).

  1. Доказательства действия обстоятельств непреодолимой силы

В первую очередь нужно обратить внимание на то, что бремя доказывания обстоятельств, являющихся основанием для освобождения от ответственности, лежит на должнике (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7)

Вопреки распространённому убеждению, а также положениям, которые стороны предусматривают в договорах, выдачей свидетельств о наступлении обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажор) Торгово-промышленная палата России не занимается.

ТПП РФ уполномочена засвидетельствовать обстоятельства непреодолимой силы только при ограниченном наборе критериев:

  1. ТПП РФ не свидетельствует обстоятельства непреодолимой силы (форс-мажор) по внедоговорным отношениям;

  2. ТПП РФ свидетельствует обстоятельства непреодолимой силы (форс-мажор) в соответствии с условиями внешнеторговых сделок и международных договоров Российской Федерации;

  3. ТПП РФ свидетельствует обстоятельства непреодолимой силы (форс-мажор), наступившие на территории Российской Федерации (а также в ряде исключительных случаев, исчерпывающий перечень которых перечислен в Положении ТПП РФ:

― введение иностранным государством запретов и ограничений в области предпринимательской деятельности, осуществления валютных операций, а также иных ограничительных и запретительных мер, действующих в отношении Российской Федерации или российских хозяйствующих субъектов, если такие меры повлияли на выполнение указанными лицами обязательств по внешнеторговым сделкам;

― когда документально подтверждено, что на территории иностранного государства компетентный орган, подтверждающий событие, препятствующее российскому хозяйствующему субъекту выполнить обязательство по внешнеторговой сделке, или осуществляющий функцию по свидетельствованию обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажор), прекратил свою деятельность).

В качестве свидетельства о наступлении обстоятельства непреодолимой силы ТПП РФ выдаёт Сертификат о форс-мажоре.

Так какой документ будет подтверждать факт наступления форс-мажорных обстоятельств (в рамках договорных отношений резидентов РФ)?

Прекрасно иллюстрирует доказательственную базу относительно признания факта наступления обстоятельства непреодолимой силы Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 15.06.2017 по делу № А46-15971/2016, где суд указывает, что факт наличия обстоятельств непреодолимой силы считается доказанным на основании следующих документов:

― протокол выездного совещания Сторон, которым совместно установлены такие обстоятельства;

―- обзор сложившейся гидрометеорологической обстановки за предыдущие годы;

― переписка сторон.

Таким образом, необходимо подкрепить свою позицию актами органов власти, документами, выданными МВД России, МЧС России (пожарный надзор), метеорологической (сейсмологической) службой и др. компетентными органами (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 23.10.2017 № Ф04-4043/2017 по делу № А46-15971/2016).

Крайне важно соблюсти порядок уведомления стороны о наступлении форс-мажорных обстоятельств, установленный договором (суд отказал в исключении ответственности стороны в связи с несоблюдением стороной порядка уведомления, установленного договором (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 15.02.2018 № Ф06-29367/2018 по делу № А72-1268/2017).

Кроме того, если всё же стороны указали в договоре, что подтверждением наступления обстоятельства непреодолимой силы является свидетельство (сертификат), выданное ТПП РФ, необходимо предъявить доказательство обращения в ТПП РФ и отказ в получении сертификата о форс-мажоре, так как, учитывая вышеизложенное, мы понимаем, что по договору, находящемуся вне рамок компетенции ТПП РФ, данный орган сертификат о форс-мажоре не выдаст (факт обращения в ТПП РФ лучше зафиксировать).

Складывается ситуация, в ходе которой ряд субъектов гражданских правоотношений не смогут исполнить принятые договорные обязательства по независящим от них причинам.

Согласно п. 1 ст. 2 ГК РФ под предпринимательской деятельностью понимается самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг.

В исключительных случаях, действия органов власти приводят к невозможности осуществления хозяйствующими субъектами предпринимательской деятельности, в т.ч. в части исполнения договорных обязательств, как раз в целях взаимодействия между бизнесом и властью созданы в РФ и в субъектах Торгово-промышленные палаты.

В соответствии с п. 1.3. Положения о порядке свидетельствования Торгово-промышленной палатой РФ обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажор), утв. Постановлением Правления ТПП РФ от 23.12.2015 № 173-14 обстоятельства непреодолимой силы (форс-мажор) — чрезвычайные, непредвиденные и непредотвратимые обстоятельства, возникшие в течение реализации договорных (контрактных) обязательств, которые нельзя было ожидать при заключении договора (контракта), либо избежать или преодолеть, а также находящиеся вне контроля сторон такого договора (контракта).

📌 Реклама Отключить

К таким обстоятельствам относятся: стихийные бедствия (землетрясение, наводнение, ураган), пожар, массовые заболевания (эпидемии), забастовки, военные действия, террористические акты, диверсии, ограничения перевозок, запретительные меры государств, запрет торговых операций, в том числе с отдельными странами, вследствие принятия международных санкций и другие, не зависящие от воли сторон договора (контракта) обстоятельства.

Свидетельствование обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажор) осуществляется Торговой — промышленной палатой путем оформления и выдачи Сертификата о форс-мажоре, свидетельствующем обстоятельства непреодолимой силы.

Получение Сертификата о форс — мажоре носит заявительный характер, в котором указываются наименование, реквизиты и предмет заключенного договора (контракта); обязательства заявителя по договору (контракту), порядок и сроки их исполнения; событие, которое заявитель считает обстоятельством непреодолимой силы (форс-мажором), препятствующее надлежащему исполнению указанных обязательств; начало и окончание срока действия такого события, а также ссылки на документы его подтверждающие и с приложением соответствующих документов. При этом ТПП РФ выдает Сертификаты, свидетельствующие наступление обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажор) в соответствии с условиями внешнеторговых сделок и международных договоров РФ, а также обычаев, сложившихся в сфере предпринимательской деятельности, в том числе обычаев морского порта (подп. «н» п. 3 ст. 15 Закона РФ от 07.07.1993 № 5340-1 «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации»), а региональные Торгово-промышленные палаты наделены правом выдавать заключения о наличии обстоятельств непреодолимой силы по договорам, заключаемым между российскими организациями и предпринимателями (п. 10 ст. 6 Закона г. Москвы от 27.03.2002 № 17 «О Московской торгово-промышленной палате»), в частности, с 26.03.2020 региональные ТПП получили полномочия выдавать заключения о наступлении форс-мажора (Письмо ТПП РФ от 26.03.2020 № ПР/0315). 📌 Реклама Отключить

Как следует из опубликованной 30.03.2020 информации Министерства экономического развития РФ «как обстоятельство непреодолимой силы свидетельствуется не сама эпидемия коронавируса, а ограничительные или другие меры, предпринимаемые властями на территории России для противодействия распространению пандемии, из-за которых исполнение контракта российской компанией становится невозможным». К соответствующим мерам, принимаемыми властями можно отнести следующие:

— объявление нерабочих дней (Указ Президента РФ от 25.03.2020 № 206),

— принятие главами субъектов РФ нормативных актов, регламентирующих введение ограничений (приостановлений) от одной недели до двух месяцев права на осуществление определенных видов предпринимательской деятельности (Поручение Правительства РФ от 27.03.2020),

📌 Реклама Отключить

— временное ограничение движения через государственную границу РФ (Распоряжение Правительства РФ от 27.03.2020 № 763-р),

— ограничение авиасообщения (Поручение Правительства РФ от 20.03.2020 № ТГ-П12-2111),

— введение ограничений передвижения за пределы района проживания,

— введение в регионах режима повышенной готовности и самоизоляции, что безусловно влияет на исполнение договорных обязательств.

В гражданском законодательстве регламентированы юридические концепции, которые могут применяться к договорным отношениям в ситуациях форс-мажора:

1. Непреодолимая сила, или «форс-мажор» (ч. 3 ст. 401 ГК РФ) — как основание для освобождения от гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательств. Согласно п.п. 8 и 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств» в силу п. 3 ст. 401 ГК РФ для признания обстоятельства непреодолимой силой необходимо, чтобы оно носило чрезвычайный и непредотвратимый при данных условиях характер. 📌 Реклама Отключить

Требование чрезвычайности подразумевает исключительность рассматриваемого обстоятельства, наступление которого не является обычным в конкретных условиях.

Если иное не предусмотрено законом, обстоятельство признается непредотвратимым, если любой участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать наступления этого обстоятельства или его последствий.

При наступлении форс-мажора должник освобождается от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, в т.ч. убытки, причиненные просрочкой исполнения обязательств вследствие наступления обстоятельств непреодолимой силы (п. 3 ст. 401 ГК РФ, п. 2 ст. 405 ГК РФ). Обязательство, которое невозможно исполнить после того, как форс-мажорные обстоятельства отпали, прекращается. Бремя доказывания наступления обстоятельств лежит на должнике.

📌 Реклама Отключить 2. Невозможность исполнения обязательств, которые влекут их прекращение:

  • вследствие невозможности исполнения, если она вызвана наступившим после возникновения обязательства, обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает (ст. 416 ГК РФ). Если обязательство прекращено в связи с невозможностью его исполнения, должник не несет ответственности за неисполнение договора (Постановление Президиума ВАС РФ от 21.10.1997 № 4051/97 по делу № 224/8).
  • вследствие издания акта органа государственной власти или органа местного самоуправления исполнение обязательства становится невозможным полностью или частично, обязательство прекращается полностью или в соответствующей части (417 ГК РФ).

Обязательство может быть прекращено по основанию, предусмотренному статьей 417 ГК РФ, и в тех случаях, когда издан акт органа местного самоуправления, делающий невозможным исполнение обязательства (п. 4 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 № 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм ГК РФ о некоторых основаниях прекращения обязательств»). Несмотря на, что в порядке, установленном ст. 8 Федерального закона от 21.12.1994 № 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» Президентом РФ чрезвычайное положение на территории РФ или ее местностях введено не было, в соответствии с п. 17.1 Указа Мэра Москвы от 29.03.2020 № 34-УМ распространение новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV) является в сложившихся условиях чрезвычайным и непредотвратимым обстоятельством, повлекшим введение режима повышенной готовности в соответствии с Федеральным законом от 21.12.1994 № 68-ФЗ, который является обстоятельством непреодолимой силы. Аналогичные решения на региональном уровне (по состоянию на конец марта 2020 года) приняты в г. Череповце Вологодской области, в Октябрьском и Хасанском районах Приморского края. 📌 Реклама Отключить 3. Существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения в судебном или внесудебном порядке. Изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях (ст. 451 ГК РФ). При применении положений об изменении (расторжении) договора в связи с существенным изменением обстоятельств суд определяет наличие такого изменения, время наступления, возможность его предвидеть при заключении договора (Определение ВС РФ от 30.07.2013 № 18-КГ13-70).

Следовательно, форс-мажор (обстоятельства непреодолимой силы) — это юридическая квалификация обстоятельств, при одновременном наличии таких существенных характеристик, как чрезвычайность и непредотвратимость, в соответствии с которым сторона договора может избежать гражданско-правовой ответственности или рассчитывать в случаях, определенными законом на прекращение, изменение или расторжения договора при наступлении определенных обстоятельств, подтвержденных документальным образом.

📌 Реклама Отключить

Таким образом, в случае обращения заинтересованного лица за защитой нарушенного (оспариваемого права) во внесудебном и судебном порядке необходимо предпринять меры к соблюдению установленного договором порядка уведомления кредитора, а также в силу ст. ст. 9 и 65 АПК РФ представить, доказательства, подтверждающие факт наступления форс — мажорных обстоятельств (обстоятельств непреодолимой силы), например, сертификата о форс-мажоре, актов органов государственной власти и др., а также наличия причинно-следственной связи между форс-мажором и невозможностью исполнить обязательство.

При построении доказательственной базы также возможно применить п. 1 ст. 69 АПК РФ, согласно которого обстоятельства дела, признанные арбитражным судом общеизвестными не нуждаются в доказывании.

📌 Реклама Отключить

Общеизвестность обстоятельств устанавливает арбитражный суд при рассмотрении конкретных дел. Для признания факта общеизвестным требуется, чтобы он был известен широкому кругу лиц, в том числе составу суда, рассматривающему дело, в частности, указанные обстоятельства устанавливаются наличием общеизвестных фактов, публикаций в СМИ и иными способами, не нуждающимися в специальных средствах доказывания.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *