Пленум вс РФ о банкротстве

Пленум вс РФ о банкротстве

Содержание

«Банкротство для чайников» // Обзор Постановления Пленума Верховного суда РФ по банкротству физ.лиц

Чего ждут юристы от Постановлений Пленумов высшей судебной инстанции? Свежих идей, решений наболевших проблем, оригинальных подходов. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 13.10.2015г. № 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан» этим не богато. Но это не значит, что ему стоит давать негативную оценку. Скорее – нужно понять специфику его принятия.

С «01» октября 2015г. пришло не так много времени. Однако Верховный суд понимает – в арбитраж может придти энное количество граждан, которые о банкротстве слышали только по телевизору. И принятое Постановление рассчитано как раз на них: терпеливо, шаг за шагом, Верховный суд объясняет, каким образом надлежит читать Закон № 154-ФЗ. Комментировать большую часть представленных тезисов непродуктивно – судьи, арбитражные управляющие, юристы по банкротству вряд ли почерпнут для себя нечто новое. Выделить же стоит следующие пункты.

П. 17: если гражданин платежеспособен, но прячет и выводит активы – его нужно признавать банкротом.

П. 20 (абз. 2): если после выплаты денежных средств с депозита суда у должника обнаружится имущество, заявителю (конкурсному кредитору или уполномоченному органу) за счет конкурной массы полагается компенсация расходов как текущий платеж первой очереди.

П. 23 (абз. 4): если «опоздавшему» кредитору восстановлен срок на включение требований в реестр – участвовать в первом собрании кредиторов он не вправе.

П. 38: на стадии реализации арбитражный управляющий действует в судах от имени гражданина, а на стадии реструктуризации – как третье лицо; тем не менее, должник во всех случаях вправе участвовать в делах лично, в т.ч. обжаловать судебные акты.

П. 39: о балансе между интересами кредиторов и должника.

П. 43: факт представления должником неполных либо недостоверных сведений арбитражному управляющему может быть установлен любым судебным актом.

П. 44: вопрос о выдаче исполнительных листов по требованиям, предусмотренным ст. 213.28 (п. 5, 6) Закона о банкротстве, включенным в реестр требований кредиторов, рассматривается в судебном заседании либо после окончания производства по делу о банкротстве – в общем порядке.

П. 45: факт незаконных действий гражданина может быть установлен в рамках любого судебного процесса (обособленного спора) по делу о банкротстве должника, а также в иных делах.

Между тем решения проблемы, что понимать под незаконными действиями гражданина, так и не прозвучало – а при буквальном толковании, как уже неоднократно говорил, под незаконными действиями можно понимать что угодно, даже ординарную невыплату долга в установленный срок (ст.ст. 309, 310 ГК РФ). Не затронуты темы банкротства супругов, общей долевой собственности («долек») в конкурсной массе, искусственной кредиторской задолженности, а так же вопрос о том, являются ли неправомерные действия, совершенные не во время, а в преддверии банкротства, основанием для неосвобождения должника от исполнения обязательств после завершения дела о банкротстве.

Что примечательно, из итоговой редакции Постановления исчезло упоминание о мошенничестве как любых действиях обманного характера, направленных на получение имущества, а так же его вывод, сокрытие или уничтожение, ущемляющие интересы кредиторов. Это значит, что Конституцию РФ (ст. 49, ч. 1) в Верховном суде РФ знают и уважают.

Остается надеяться, что Верховный суд РФ на остановится на достигнутом и продолжит формировать практику по банкротству граждан.

Постановление Пленума ВС РФ № 53 об ответственности контролирующих лиц в деле о банкротстве: на какие детали стоит обратить внимание

В продолжение предыдущего поста дополню анализ положений Постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее – Постановление), разъясняющих и конкретизирующих новые нормы главы III.2 Закона о банкротстве.

1. Разница между действиями (бездействием), вследствие которых должник признан банкротом (ранее действовавшая ст. 10 Закона о банкротстве) и действиями (бездействием), повлекшими невозможность полного погашения требований кредиторов (ст. 61.11 Закона о банкротстве)

Ранее ст. 10 Закона о банкротстве оперировала понятием «ответственность за действия (бездействие), вследствие которых должник был признан несостоятельным (банкротом)». Теперь субсидиарная ответственность наступает за действия (бездействие), повлекшие «невозможность полного погашения требований кредиторов» (ст. 61.11 Закона о банкротстве). С одной стороны, формулировки очень похожи. Собственно, банкротство, как правило, влечет невозможность рассчитаться с кредиторами в полном объеме (за исключением крайне редких случаев, когда в результате мероприятий, проведенных в процедурах банкротства, конкурсная масса пополняется настолько, что возможно рассчитаться со всеми кредиторами, но это, скорее, из области фантастики, к сожалению).

Если обратить внимание на то, как называет ВС РФ в Постановлении случаи, при которых, пока не доказано иное, предполагается, что полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий (бездействия) контролирующего должника лица, перечисленных в п. 2 ст. 61.11Закона о банкротстве, в своем большинстве повторяющих нормы ранее действовавшей ст. 10 Закона о банкротстве, то это именно «презумпции доведения до банкротства» (пункт 19 Постановления). Однако понятие главы III.2 Закона о банкротстве «ответственность за действия (бездействие), вследствие которых невозможно полное удовлетворение требований кредиторов» шире, чем доведение до банкротства, поскольку включает ситуации, когда должник стал не в состоянии рассчитаться по своим обязательствам не вследствие действий (бездействия) контролирующего должника лица, однако после этого оно совершило действия (бездействие), существенно ухудшившие финансовое положение должника (подп. 2 п. 12 ст. 61.11 Закона о банкротства, пункт 17 Постановления). Иными словами, речь идет о действиях, которые не довели компанию до банкротства (поскольку тому виной стали другие обстоятельства, будь то недобросовестные действия третьих лиц или ухудшение финансового состояния компании вследствие объективных экономических причин), но привели, тем не менее, к невозможности полного погашения требований кредиторов.

При этом интересно, что до внесения в Закон о банкротстве приведенной нормы подп. 2 п. 12 ст. 61.11 уже была практика привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих лиц за действия, существенно ухудшившие финансовое положение должника, в частности когда собственником имущества унитарного предприятия изымается имущество должника, и фактически таким образом полностью останавливается деятельность предприятия при уже возникших признаках объективного банкротства. Например, в п. 1.8 Письма ФНС России от 29.06.2017 № СА-4-18/12520@ «О направлении обзора судебных актов» приводится дело со следующими обстоятельствами:

«У должника на момент изъятия котельной имелись отрицательная величина чистых активов и тенденция роста кредиторской задолженности. Администрация обладала информацией о финансовом положении должника, однако не приняла меры по выделению денежных средств на покрытие убытков и погашение задолженности должника, а также решение о ликвидации должника в порядке статьи 15 Федерального закона от 14.11.2002 № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях». В результате вынесения главой администрации постановлений от 22.04.2011 № 30 и от 10.05.2012 № 41 у должника изъято имущество, составляющее большую часть основных средств Предприятия. При этом администрация, как собственник указанного имущества, при наличии большой кредиторской задолженности у Предприятия, в том числе перед поставщиками топлива для производства тепла в спорной котельной, не наделила должника иным имуществом, которое Предприятие могло бы использовать для выполнения уставной деятельности и расчетов с кредиторами».

Есть, правда, и иная позиция судов. Например, в определении Верховного Суда РФ от 01.09.2016 № 302-ЭС16-10211 по делу № А19-6467/2007 об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения Экономической коллегией ВС РФ указано, что «незаконность изъятия администрацией имущества в данном случае не является основанием для привлечения администрации к субсидиарной ответственности, поскольку деятельность должника носила убыточный характер задолго до этого изъятия».

На мой взгляд, внесение в Закон о банкротстве правила подп. 2 п. 12 ст. 61.11 говорит о том, что при рассмотрении заявлений, поданных до 01.07.2017 (см. п. 3 ст. 4 Закона № 266-ФЗ), судами должна применяться первая из приведенных правовых позиций (собственник имущества унитарного предприятия не может при наличии признаков банкротства изъять имущество и остановить деятельность предприятия, поскольку в противном случае это будет являться причиной невозможности рассчитаться с кредиторами и повлечет субсидиарную ответственность собственника имущества должника). Однако необходимо учитывать правила пункта 17 Постановления о том, что если из-за действий (бездействия) контролирующего лица, совершенных после появления признаков объективного банкротства, произошло несущественное ухудшение финансового положения должника, такое контролирующее лицо может быть привлечено к гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков по иным, не связанным с субсидиарной ответственностью основаниям.

2. Понятие контролирующего лица – ориентиры, данные Верховным Судом РФ

Нормы ст. 61.10 Закона о банкротстве содержат немало конкретных примеров того, как может достигаться возможность контролирующего лица определять действия должника. В частности, согласно подп. 3 п. 2 ст. 61.10 Закона о банкротстве возможность определять действия должника может достигаться в силу должностного положения (например, замещения должности главного бухгалтера, финансового директора должника). Важно, что применительно к понятию контролирующего лица ВС РФ дает общие ориентиры, а именно что необходимым условием отнесения лица к числу контролирующих должника является наличие у него фактической возможности давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия (пункт 3 Постановления). Соответственно, контролирующими лицами не могут быть признаны по умолчанию ни главный бухгалтер, ни выгодоприобретатель по сделке, ни лицо, имеющее долю в капитале должника менее 50 %. Об этом говорится в пунктах 3 и 5 Постановления. При этом Законом установлены три опровержимые презумпции наличия контроля над деятельностью должника (п. 4 ст. 61.10 Закона о банкротстве). То есть, к примеру, лицу, которое обладает более 50 % акций (долей) должника необходимо доказать, что у него не было фактической возможности давать должнику обязательные указания, чтобы суд не признал его контролирующим. Однако в случае с главным бухгалтером доказывать наличие у такого лица возможности фактического контроля должно лицо, которое просит суд привлечь его к ответственности.

3. Ответственность за несохранность документации и отсутствие в реестрах обязательных сведений о должнике

По сравнению со ст. 10 Закона о банкротстве в п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве содержится две новых презумпции доведения до банкротства, связанных с искажением (утратой) документации и данных должника – случаи утраты или искажения документов, хранение которых являлось обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации о соответствующих видах юридических лиц и о рынке ценных бумаг, и невнесение на дату возбуждения дела о банкротстве подлежащих обязательному внесению (либо внесение недостоверных) сведений в ЕГРЮЛ и ЕФРСФДЮЛ (подп. 4 и 5 п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве соответственно).

Несмотря на то что только применительно к ранее закрепленному в ст. 10 ГК РФ основанию привлечения к ответственности за отсутствие в документах бухгалтерского учета и (или) отчетности информации о должнике или ее искажении (подп. 2 п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве), в законе указано, что для привлечения к субсидиарной ответственности необходимо, чтобы это влекло существенные затруднения проведения процедур, применяемых в деле о банкротстве, такое же правило установлено и в пункте 24 Постановления в отношении двух других презумпций доведения до банкротства, связанных с отсутствием или искажением документации и информации о должнике (подп. 4 и 5 п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве). Это очень логичное и правильное разъяснение. Конечно, само по себе отсутствие, например, в ЕГРЮЛ сведений о должнике не может повлечь такую меру, как возложение обязанности отвечать по всему реестру на контролирующее лицо.

В целом толкование новых норм о субсидиарной ответственности, данное ВС РФ, было необходимым. Однако некоторые вопросы применения положений главы III.2 Закона о банкротстве остались без внимания высшей судебной инстанции. Так, в Постановление не попали разъяснения относительно действия новых норм о субсидиарной ответственности во времени. В Законе № 266-ФЗ указано, что рассмотрение заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности, предусмотренной ст. 10Закона о банкротстве (в редакции, действовавшей до 01.07.2017), которые поданы с 01.07.2017, производится по правилам Закона о банкротстве в редакции Закона № 266-ФЗ. На мой взгляд, это относится к процессуальным нормам, например, об уменьшении размера ответственности номинального руководителя, стимулирующем вознаграждении арбитражного управляющего и т.д. При этом в силу ч. 1 ст. 4 ГК РФ положения главы III.2 Закона о банкротстве в части новых оснований привлечения к ответственности, которые ранее не выводились из ст. 10 Закона о банкротстве на уровне судебной практики, применяться к действиям (бездействию) контролирующих лиц, совершенных до 01.07.2017, не должны. Однако есть и некоторые «пограничные нормы». Например, не совсем понятно, как определяется период контроля применительно к конкретным лицам при подаче заявления о привлечении к ответственности после 01.07.2017 – три года до возникновения признаков банкротства или три года до возбуждения дела о банкротстве. Полагаю, что в силу той же нормы ч. 1 ст. 4 ГК РФ решение должно приниматься в пользу второго варианта.

Банкротство граждан: разъяснения ВС РФ

26 декабря 2018

Пленум ВС РФ принял постановление, разъясняющее порядок формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан.

26.12.2018 | Адвокатская газета | Зинаида Павлова

Ранее большинство экспертов «АГ» отметили актуальность и необходимость документа. Вместе с тем они указали, что он содержит ряд недостатков, одним из которых является отсутствие четких критериев для определения баланса прав и законных интересов должника и кредиторов.

Сегодня Пленум Верховного Суда РФ принял постановление «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан», направленное на обеспечение единства практики применения судами соответствующего законодательства.

Как ранее писала «АГ», проект разъяснений был рассмотрен на заседании Пленума 6 декабря. Тогда большинство экспертов отметили актуальность документа, но вместе с тем указали, что он содержит множество недостатков, одним из которых стало отсутствие четких критериев для определения баланса прав и законных интересов должника и кредиторов. Проект постановления Пленума ВС РФ был направлен на доработку редакционной комиссией, однако по ее итогам существенно не изменился.

К наиболее серьезным изменениям можно отнести то, что последний абзац п. 3 проекта претерпел некоторые изменения и теперь вынесен в отдельный пункт постановления, согласно которому целью оспаривания сделок в рамках дела о банкротстве является возврат в конкурсную массу того имущества, которое может быть реализовано для удовлетворения требований кредиторов. Поэтому не признается недействительной сделка по отчуждению должником жилья, если на момент рассмотрения спора в нем проживают должник и члены его семьи.

Также в подп. 7, 8, 11, 12 финальной версии документа уточняется, что финансовый управляющий привлекается к участию в деле в отдельных случаях при разделе имущества супругов, определении долей в нем, а также при алиментных спорах. В проекте постановления отмечалось, что он участвует в таких делах наряду с другими кредиторами должника на правах третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.

В документ также был добавлен п. 14, согласно которому теперь не применяются два пункта Постановления Пленума ВАС РФ о рассмотрении дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей № 51 от 30 июня 2011 г. Таким образом, общее количество пунктов постановления увеличилось с 12 до 14.

Исключение из конкурсной массы

Первым пунктом документа предусматривается, что вопросы исключения из конкурсной массы имущества (в том числе денежных выплат), на которое не может быть обращено взыскание, решаются финансовым управляющим самостоятельно во внесудебном порядке. При наличии разногласий между финансовым управляющим, должником и участниками дела о банкротстве любой из них вправе обратиться в арбитражный суд. Арбитражный управляющий Дмитрий Рынденко обратил особое внимание на это разъяснение, отметив, что сейчас в сложившейся практике такие вопросы сразу же решаются в судебном порядке.

Как следует из п. 2 постановления, в исключительных случаях для обеспечения самого должника и его иждивенцев средствами для нормального существования суд по мотивированному ходатайству гражданина может дополнительно исключить из конкурсной массы имущество общей стоимостью свыше 10 тыс. руб., соблюдая при этом баланс интересов должника (его иждивенцев) и кредиторов.

Такой баланс должен соблюдаться и при определении жилого помещения, в отношении которого предоставляется исполнительский иммунитет, если в собственности должника находится несколько объектов недвижимости, как указано в п. 3 документа. Из него следует, что исполнительский иммунитет в отношении единственного пригодного для постоянного проживания жилья, не обремененного ипотекой, применяется и при банкротстве должника. Партнер юридической компании Tenzor Consulting Антон Макейчук считает, что в данном случае Пленум ВС РФ констатировал, что при наличии у должника в собственности нескольких квартир именно суд, а не должник определяет, на какую из них распространяется исполнительский иммунитет с учетом интересов как кредиторов, так и должника, и членов его семьи.

Согласно п. 4 целью оспаривания сделок в рамках дела о банкротстве является возврат в конкурсную массу того имущества, которое может быть реализовано для удовлетворения требований кредиторов. Поэтому не признается недействительной сделка по отчуждению должником жилья, если на момент рассмотрения спора в нем проживают должник и члены его семьи. При возврате помещения в конкурсную массу такое жилье будет защищено исполнительским иммунитетом (ст. 446 ГПК РФ).

По мнению Антона Макейчука, общая направленность и смысловая нагрузка нового пункта не изменились, просто позиция Пленума ВС сформирована в нем более четко. Адвокат АБ КИАП Илья Дедковский заметил, что содержание пункта вызывает некоторые вопросы. По его словам, логика Верховного Суда понятна: если жилье является единственным для должника, условия его отчуждения не имеют значения, ведь кредиторы все равно не могли бы обратить на него взыскание. «Но не очень понятно, почему должник должен после отчуждения продолжать проживать в этом помещении. Ведь если должник произвел отчуждение единственного жилья и в настоящее время проживает в другом месте (например, у родственников), то это также не затрагивает права кредиторов – они по-прежнему не могут обратить взыскание на единственное жилье», – отметил Илья Дедковский.

Наш комментарий:

Андрей Тишковский и Анатолий Зазулин, ИНТЕЛЛЕКТ-С, специально для «Адвокатской газеты»:

Новая редакция стала еще больше противоречить тенденциям, выработанным судебной практикой за последние три года в этом вопросе.

Руководитель группы практик Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С Андрей Тишковский считает, что новая редакция стала еще больше противоречить тенденциям, выработанным судебной практикой за последние три года в этом вопросе. «Если в первой редакции пункта была указана только возможность должника мотивированно возразить против заявления об оспаривании сделки при оспаривании сделки кредитором в связи с нарушением его права, то в новой редакции Пленум высказался категорично: не подлежит признанию недействительной сделка по распоряжению единственным пригодным для проживания имуществом», – отметил эксперт. По его мнению, такой подход противоречит п. 43 Постановления Пленума № 50 о применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства.

В п. 5 постановления указано, в каких случаях кредитор не сможет рассчитывать на удовлетворение своего требования за счет предмета залога – единственного пригодного для постоянного проживания должника и членов его семьи жилья. При наличии определенных обстоятельств соответствующее требование учитывается в реестре требований кредиторов как не обеспеченное залогом. В этом случае жилье считается не вошедшим в конкурсную массу, право залога на него прекращается после завершения процедуры реализации имущества при условии освобождения должника от дальнейшего исполнения обязательств.

«Судом наконец-то разрешен вопрос о статусе залогового кредитора должника, не предъявившего вовремя свои требования в суд для включения в реестр, – в таком случае право залога не учитывается в реестре и прекращается после банкротства, – отметил ведущий юрист Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С Анатолий Зазулин. – Ранее некоторые суды признавали за такими кредиторами статус залоговых, что влекло за собой сложности в ходе дальнейшего рассмотрения дела».

По мнению Дмитрия Рынденко, такое разъяснение будет стимулировать залоговых кредиторов вступать в процедуру банкротства.

Общие обязательства супругов

Пункт 6 уточняет порядок погашения требований кредиторов по личным обязательствам должника и общим обязательствам супругов. Предложено разъяснение о том, что суд может признать обязательство общим по ходатайству кредитора, тогда к участию в обособленном споре привлекается супруг должника, который обладает правами ответчика.

Также отмечено, что произведенное без согласия кредитора распределение общих долгов между супругами в соответствии с п. 3 ст. 39 СК РФ не изменяет их солидарную обязанность перед таким кредитором по погашению общей задолженности. В случае нарушения такой обязанности кредитор вправе потребовать исполнения обязательства без учета произошедшего распределения общих долгов. Супруг, исполнивший солидарную обязанность в размере, превышающем его долю, определенную в соответствии с условиями распределения общих долгов, имеет право регрессного требования к другому супругу в пределах исполненного за вычетом доли, падающей на него самого (подп. 1 п. 2 ст. 325 ГК РФ).

«Разъяснение высшей инстанции по поводу порядка признания долга супругов общим носит положительный характер, вопрос о признании таковым обязательства теперь решается арбитражным судом в рамках обособленного спора. Ранее арбитражные суды отказывали в принятии подобных заявлений и отсылали кредиторов в суды общей юрисдикции», – пояснил Анатолий Зазулин. Управляющий партнер АБ «Бартолиус», член Совета АП г. Москвы Юлий Тай также назвал предложенный порядок правильным и справедливым.

При этом, как отмечено в п. 7 постановления, супруг (бывший супруг) должника вправе требовать в судебном порядке раздела общего имущества до его продажи в процедуре банкротства, если указанная реализация не учитывает его интересы, а также и его иждивенцев, в том числе несовершеннолетних детей. Согласно окончательной редакции пункта к участию в таком деле привлекается финансовый управляющий. Подлежащее разделу общее имущество супругов не может быть реализовано в рамках банкротных процедур до разрешения указанного спора судом. Обращение взыскания на имущество, принадлежащее на праве общей собственности гражданину-должнику и иным лицам, не являющимся супругом (бывшим супругом) должника, в процедурах банкротства производится без учета особенностей, установленных п. 7 ст. 213.26 Закона о банкротстве.

«Пленум ВС РФ поставил точку в споре о том, какой суд рассматривает спор о разделе совместного имущества супругов, – пояснил Антон Макейчук. – Подобные споры надлежит рассматривать судам общей юрисдикции».

В качестве положительного момента партнер АБ «Бартолиус» Наталья Васильева отметила возможность участия в споре о разделе совместно нажитого супругами имущества в качестве третьих лиц кредиторов должника, предъявивших в деле о его банкротстве требования. «Это обеспечивает учет прав и законных интересов кредиторов, достижение баланса между правами супруга должника-банкрота, их несовершеннолетних детей, а также кредиторов. Также это препятствует реализации часто имеющего место сговора между супругами с целью достижения их общей цели: избежания обращения взыскания на совместно нажитое имущество через механизм применения п. 2 ст. 39 СК РФ». Достижение указанной ясности, по мнению эксперта, очень важно, поскольку судебный и внесудебные разделы имущества, а также брачные договоры повсеместно используются недобросовестными банкротами с целью «спрятать» имущество от взыскания.

«Стремясь защитить права второго супруга, ВС тем самым создал прекрасный и, главное, законный способ затягивания процедуры банкротства. Поскольку до рассмотрения требования о разделе имущества оно не может быть продано с торгов», – считает Илья Дедковский.

С такой позицией согласен и Юлий Тай, отмечая, что правильнее было бы рассматривать такие споры в рамках дела о банкротстве. «Одно из важнейших преимуществ ведения банкротного дела в едином арбитражном процессе – оптимальность: один процесс для решения всех взаимосвязанных вопросов. Сейчас трудно представить, чтобы в разных самостоятельных делах рассматривались, например, требования кредиторов. Такой подход неоптимален, поскольку разные судьи (а тем более – судьи разных судов) не знают, что происходит в других связанных делах. А отсюда – противоречивые судебные акты. Кроме того, суд общей юрисдикции может рассматривать дело с учетом сроков гражданского процесса, не будучи связанным сроками рассмотрения дела о банкротстве, сдерживая и задерживая движение основного дела», – пояснил эксперт.

Раздел имущества супругов

Из п. 8 постановления Пленума следует, что при отсутствии брачного договора, внесудебного соглашения супругов о разделе общего имущества или его судебного раздела при определении долей супругов в этом имуществе следует исходить из презумпции их равенства в общем имуществе (п. 1 ст. 39 СК РФ). Данное правило действует и при отсутствии общих обязательств перечислять супругу гражданина-должника половину средств от реализации общего имущества до погашения текущих обязательств. При несогласии с этим правилом супруг (бывший супруг) должника вправе обратиться в суд с требованием об ином определении долей. Исходя из окончательной редакции документа к участию в таком деле привлекается финансовый управляющий.

Наталья Васильева полагает, что в этом разъяснении Пленум ВС не дал четкого ответа на вопрос о порядке реализации того имущества супругов, в котором выделены доли (например, доли недвижимости). «Данный пункт посвящен лишь тем ситуациям, когда раздел имущества отдельно не произведен, – пояснила она. – Это редкая ситуация, поскольку граждане, осознавая, что банкротство неминуемо, принимают превентивные меры по защите нажитого имущества». По мнению эксперта, в таком случае реализации в деле о банкротстве подлежит все совместно нажитое имущество с выплатой в первоочередном порядке, то есть до кредиторов по текущим обязательствам, супругу его доли исходя из принципа равенства долей.

При этом финансовый управляющий, кредиторы должника, как указано в п. 9 документа, могут оспорить судебный акт о разделе имущества супругов, определении их долей, внесудебное соглашение супругов о разделе их общего имущества. Также отмечено, в каких случаях раздела имущества супругов кредиторы не считаются юридически не связанными. Также определены порядок включения в конкурсную массу общего имущества, перешедшего супругу должника по результатам изменения режима собственности внесудебным соглашением о разделе имущества, а также нюансы включения в нее денежных средств.

Комментируя данный пункт, Юлий Тай отметил, что не совсем ясно, чем именно руководствовался Верховный Суд: «Одни дела отдаются на разрешение суда общей юрисдикции, другие – на разрешение арбитражного суда. При этом первые обязываются применять нормы закона о банкротстве в части специальных оснований оспаривания сделок, а вторые будут вынуждены учитывать положения семейного законодательства при рассмотрении, например, требования арбитражного управляющего об истребовании имущества у супруга, перешедшего к нему на основании внесудебного соглашения. Нормы закона о банкротстве все же более специфичны и требуют от суда особых знаний и навыков их применения».

В п. 10 содержатся разъяснения относительно введения процедуры несостоятельности в отношении обоих супругов. Также перечислены основания и особенности объединения судом двух дел о несостоятельности супругов по правилам ст. 130 АПК РФ. «Важным продолжением принципа процессуальной экономии является позиция Пленума ВС РФ, позволяющая объединять дела о банкротстве супругов в одно производство с назначением общего финансового управляющего, – полагает Антон Макейчук. – Тем самым кредиторы обоих супругов видят более ясную картину имущественного состояния супругов-должников и объединяют свои усилия для максимального удовлетворения своих требований».

Юлий Тай также позитивно отнесся к этому разъяснению, но сделал ремарку, что объединение банкротных дел супругов должно быть обязанностью суда: «Единое дело о банкротстве супругов отвечает принципам процессуальной экономии, защищает интересы кредиторов обоих супругов, позволяет справедливо распределять имущество».

Алиментные обязательства

В п. 11 постановления перечислены обстоятельства, которые должны учитываться судами при разрешении вопросов об установлении требований кредиторов по алиментным обязательствам супругов и о расходовании конкурсной массы на выплату алиментов.

При рассмотрении требования кредитора о включении основной задолженности по алиментам в реестр требований кредиторов должника арбитражные суды учитывают основную задолженность по алиментам, подтвержденную нотариально удостоверенным соглашением об их уплате или решением суда. В отсутствие соглашения или судебного решения споры об установлении алиментов рассматриваются судами общей юрисдикции и после введения процедур банкротства. После доработки проекта постановления в финальной версии этого пункта отмечено, что к участию в таком деле привлекается финансовый управляющий.

Из п. 12 вытекает, что финансовый управляющий, кредиторы должника вправе обжаловать судебный акт об алиментных обязательствах должника. Такие лица также вправе требовать признать недействительным внесудебное соглашение об уплате алиментов в той части, в которой причитающееся получателю алиментов превосходит его разумно достаточные потребности в ущерб интересам иных кредиторов. При рассмотрении такого вопроса суд проверяет, была ли направлена сделка на достижение противоправных целей в момент ее совершения.

Кроме того, разъяснен порядок подачи финансовым управляющим и кредиторами должника иска об изменении или о расторжении соглашения об уплате алиментов.

При разрешении вопроса о недействительности алиментного соглашения в связи с нарушением прав и законных интересов кредиторов арбитражный суд проверяет направленность сделки на достижение противоправных целей в момент ее совершения. Если же негативные последствия для кредиторов возникли впоследствии, например по причине ухудшения имущественного положения должника и последующего существенного дисбаланса между правами кредиторов и получателями алиментов, должник, финансовый управляющий его имуществом, кредиторы должника вправе оспорить алиментное соглашение. Такой иск рассматривается в суде общей юрисдикции. Исходя из окончательной редакции данного пункта к участию в таком деле привлекается финансовый управляющий.

Уточняется, как суды рассматривают заявления о включении в реестр кредиторов задолженности по неустойке, начисленной на основную сумму реестровой задолженности по алиментам, подтвержденную нотариально удостоверенным соглашением об уплате алиментов или решением суда независимо от того, имеется вступивший в законную силу судебный акт о взыскании суммы неустойки или нет.

Юлий Тай обратил внимание, что в постановлении не приводятся ни основания для восстановления сроков на обжалование алиментных соглашений, ни их пределы. «В то же время КС в своих постановлениях неоднократно указывал на необходимость формирования определенности в вопросах исчисления сроков – никакой срок не может быть бесконечным. А постановление Пленума – как раз тот инструмент, который мог бы выполнить эту функцию», – заметил адвокат.

В п. 13 отмечено, в каких случаях могут быть оспорены сделки по отчуждению общего имущества должника и его супруга, совершенные супругом должника в связи с нарушением прав и законных интересов кредиторов.

Последним, четырнадцатым пунктом документа признаны не подлежащими применению подп. 18 и 19 Постановления Пленума ВАС РФ о рассмотрении дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей № 51 от 30 июня 2011 г.

Общая оценка документа

Подводя итог, Наталья Васильева отметила, что постановление Пленума Верховного Суда РФ, разъясняющее вопросы формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан, является долгожданным для специалистов, занимающихся банкротством с 2015 г. По ее словам, в документе ВС сделал первый шаг на пути достижения ясности реализации совместно нажитого имущества должника, однозначно допустив в процедуру его раздела кредиторов и финансового управляющего. «Следующим шагом должно быть детальное разъяснение процедуры фактической продажи долей должника в уже разделенном общем имуществе», – считает она.

Антон Макейчук назвал документ достаточно ожидаемым, поскольку с момента вступления в силу норм о банкротстве граждан отдельные его вопросы довольно часто являлись предметом рассмотрения второй кассации. «По сути, Пленум консолидировал в одном документе все свои разъяснения, которые он излагал ранее при рассмотрении конкретных дел, – отметил эксперт. – В целом Пленум ВС РФ выдерживает баланс интересов кредиторов и должника, и членов его семьи. При конфликтных ситуациях у сторон имеется возможность разрешить спор либо в суде общей юрисдикции, либо в порядке ст. 60 Закона о банкротстве, либо путем оспаривания сделки в процедуре банкротства».

По мнению Ильи Дедковского, постановление Пленума ВС РФ по банкротству граждан дает разъяснения по многим спорным вопросам и должно быть оценено юридической общественностью в целом положительно. С ним согласен Анатолий Зазулин, который считает, что ВС РФ разъяснил многие вопросы, на которые Закон о банкротстве не давал прямых ответов. «В первую очередь это касается сложностей, возникающих при банкротстве физических лиц, когда должник пытается вывести из процедуры банкротства свое имущество, используя фиктивное расторжение брака или играя с режимом собственности супругов, – пояснил эксперт. – В частности, за финансовыми управляющими и кредиторами прямо признаны возможности обжалования действий супругов по разделу имущества, проведенных в судебном и внесудебном порядке; точно определен порядок обращения взыскания на общее имущество супругов и погашения требований кредиторов по общим обязательствам супругов».

В свою очередь Андрей Тишковский оценил разъяснения Пленума Верховного Суда позитивно, однако отметил, что в постановлении отсутствует весьма необходимое указание на возможность пересмотра вступивших в законную силу судебных актов на основании п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ.

Юлий Тай в свою очередь назвал существенным недостатком документа отсутствие четких критериев баланса прав и законных интересов должника и лиц на его иждивении, с одной стороны, и кредиторов – с другой. «Это касается и вопросов исключения имущества из конкурсной массы должника, и исполнительского иммунитета единственного жилья, и оспаривания алиментных соглашений. ВС в постановлении не указывает на критерии разграничения и баланса прав сторон, не разъясняет, что значимо, а что нет», – отметил он.

По словам эксперта, сам факт необходимости соблюдения баланса констатировать бессмысленно, ведь это не приводит к достижению цели издания постановлений ВС: не разрешается сложившаяся неопределенность, на его основе не сформируется единообразная судебная практика. «Задавать векторы развития законодательства и правоприменения в своих постановлениях может КС, поскольку в этом его задача, он не является окончательным правоприменителем. В постановлении Пленума ВС же необходимо либо приводить примеры такого баланса, либо задавать критерии его определения. В противном случае размываются границы не только прав сторон, но и самих конституционных принципов правового и социального государства», – резюмировал Юлий Тай.

Какие вопросы, касающиеся банкротства граждан, разъяснил Пленум ВС РФ №48 от 2018 года?

Постановление Пленума ВС №48 от конца 2018 года было выпущено в целях регулирования проблемных ситуаций, связанных с прохождением процедуры банкротства физлица.

Какие вопросы разъяснил пленум ВС РФ

Несмотря на общий характер наименования Постановления Пленума ВС от 2018 года №48 «О некоторых вопросах…», большая его часть посвящена вопросам включения в конкурсную массу имущества супругов, которое было нажито в период брака (совместно нажитого имущества).

Пленум Верховного Суда пояснил некоторые нюансы формирования и распределения конкурсной массы в ходе банкротства граждан. Именно этот аспект процедуры признания несостоятельности порождает немало споров. До принятия Постановления решения судов по спорным моментам варьировались от суда к суду.

Верховный суд в Постановлении №48 от 2018 года поясняет следующие вопросы:

  1. Как выплачиваются алименты на детей должника в процессе банкротства.
  2. Как разделяется совместное имущество супругов в деле о банкротстве.
  3. Сколько денег оставят банкроту на жизнь на этапе реализации имущества.
  4. Как разграничивается совместно нажитое имущество должника и его супруга в ходе банкротства.

Также в Постановлении Пленума разбираются вопросы подсудности тех или иных споров. К подсудности судов общей юрисдикции, а не арбитражных, относятся споры:

  1. О разделе общего имущества.
  2. Об определении долей в общем имуществе.
  3. Об оспаривании внесудебного соглашения.
  4. Исковые заявления об уплате алиментов.

Но смежные споры в делах о банкротстве рассматриваются в арбитражных судах, ведущих дело о несостоятельности:

  1. Признание обязательства должника общим обязательством супругов.
  2. Оспаривание внесудебного соглашения об уплате алиментов.
  3. Оспаривание внесудебного соглашения супругов о разделе имущества по банкнотным основаниям.

С полным текстом документа можно ознакомиться по .

Алименты на ребенка при банкротстве

Как известно, алименты на ребенка могут выплачиваться по решению суда и внесудебному добровольному соглашению между супругами.

В Постановлении №48 указано на невозможность манипулирования с объемом конкурсной массы за счет фиктивного завышения суммы алиментов. Так, суд может признать недействительным внесудебное соглашение об алиментах, размер которых превышает разумный предел по решению суда и действительные потребности детей в ущерб интересам других кредиторов.

Право на оспаривание такого соглашения и признания его недействительным принадлежит суду, но принимает он данное решение на основании ходатайства управляющего. Тот проводит анализ всех подписанных сделок и договоров за три года до подачи заявления на банкротство.

Если соглашение об алиментах имеет сроки давности более 3 лет, то оно не подлежит аннулированию.

Верховный суд дополнительно подчеркивает, что алименты и прочие детские выплаты (например, пособия по утрате кормильца, социальная пенсия, меры поддержки детей и пр.) неприкосновенны и не включаются в конкурсную массу. Ведь по Семейному кодексу алименты не являются доходом, получаемым должником. По сути, эти деньги ребенка, поэтому они ни при каких обстоятельствах не могут использоваться для удовлетворения требований кредиторов (хотя на практике встречались неправомерные действия управляющих, которые включали детские деньги в конкурсную массу).

Но при снятии указанных средств со счета у управляющего могут возникнуть сложности, так как все счета и карты должника блокируются. Для снятия блокировки и выдачи денежных средств управляющему потребуется время. Избежать дополнительных сложностей можно, открыв отдельный счет для перечисления алиментов или путем получения денег наличными по Почте РФ.

Также в Постановлении №48 суд останавливается на вопросах выделения прожиточного минимума на ребенка, если он получает другие пособия и выплаты. Раньше суды не могли прийти к однозначной позиции по вопросу необходимости выделения из конкурсной массы прожиточного минимума на ребенка. Теперь наличие мер поддержки от государства не лишает ребенка права на положенный ему прожиточный минимум по закону.

Совместное банкротство супругов

Супруг (в том числе бывший) должника наделен правом требования раздела общего имущества супругов, если сочтет, что продажа имущества в процедуре банкротства не учитывает его законные интересы. В таком судебном разбирательстве могут участвовать все кредиторы должника, которые заявили свои требования в деле.

Если совместное имущество не было разделено в суде либо внесудебным соглашением или брачным договором, то при его разделе учитывается принцип равенства долей.

В случае раздела супругами имущества после возникновения задолженности (например, через брачный договор), в конкурсную массу подлежит включению как и имущество должника, так и то, которое перешло супругу.

Суд указал, что если одновременно банкротятся оба супруга, то их дела можно объединить. До этого нередко суды отказывались объединять дела супругов, даже несмотря на их банкротство по общим долгам (обычно речь идет о банкротстве с ипотекой).

Семейное банкротство Верховный суд разрешил на следующих условиях:

  1. В арбитражный суд подаются заявления о банкротстве супругов по отдельности.
  2. Один из супругов подает ходатайство об объединении дел.
  3. По результатам объединения кредиторы вправе сменить управляющего в деле.

Сколько денег оставят банкроту на проживание

На этапе реализации имущества банкрот уже не может распоряжаться своими финансами. Он обязан передать все свои сбережения, зарплатные карты финансовому управляющему. Судебная практика за период действия процедуры признания финансовой несостоятельности гражданина сложилась так, что должнику приходилось первоначально обращаться в суд с просьбой о выделении денежных средства в размере прожиточного минимума или иной суммы.

Большинство судей выносили постановление выделять сумму в размере прожиточного минимума на должника и иждивенцев. Но с момента введения процедуры банкротства до определения суммы, которая полагается банкроту, могло пройти до 3 месяцев. На этот период должник фактически оставался без средств к существованию. Поэтому остро назрела необходимость устранения данного законодательного пробела.

В своем Постановлении Верховный суд указал, что во время процедуры реализации имущества прожиточный минимум на должника и иждивенцев должен выдаваться самостоятельно управляющим без решения суда. Прожиточный минимум регулярно пересматривается и устанавливается в зависимости от региона.

Но если указанная сумма покажется должнику недостаточной, и ему необходимы дополнительные средства (например, для приобретения дорогостоящих препаратов, оплаты аренды и пр.), то он вправе обратиться к суду с ходатайством о выделении дополнительных средств на личные нужды. Но требования должны иметь под собой веские основания.

Прочее

По запросу должника суд должен исключить из конкурсной массы имущество дешевле 10 тыс. р., если его продажа существенно не повлияет на наполнение конкурсной массы. Но, согласно Постановлению №48, должник может ходатайствовать перед судом об исключении и более дорого имущества с ценой более 10 тыс. р. Но такое требование должник должен обосновать. Например, деньги от продажи такого имущества нужны ему для оплаты дорогостоящих медикаментов или для оплаты медицинских услуг.

Если у должника есть в собственности несколько жилых помещений, то вопрос относительно того, на какое из них не обращается взыскание, решается судом. При этом принимаются во внимание интересы должника и его кредиторов.

Также здесь указано на один важный нюанс процедуры банкротства лица с действующей ипотекой. Теперь банк в обязательном порядке должен включить свои требования в реестр кредиторов, иначе он утрачивает статус залогодержателя и не сможет рассчитывать на погашение его требований за счет продажи имущества в залоге.

На включение требований в реестр залогодержателю отводят 2 месяца с момента публикации сообщения в газете «Коммерсант». Если кредитор не уложился в эти сроки, то он может попробовать их восстановить в судебном порядке. На практике суды редко восстанавливают пропущенные сроки профессиональным участникам рынка кредитования.

По умолчанию статус залогодержателя предоставляет такому кредитору право на получение 80% от суммы, вырученной по результатам продажи заложенного имущества. Если же требования кредитора не попали в реестр, то вырученные деньги будут распределены между всеми кредиторами пропорционально размеру их требований и с учетом очередности.

Для должника единственным шансом на сохранение ипотечного жилья по результатам банкротства станет невключение конкурсного кредитора в реестр. При таком развитии событий на ипотечную недвижимость будет распространяться имущественный иммунитет, и она не подлежит продаже в процедуре банкротства.

Таким образом, в Постановлении Пленума №48 от 25 декабря 2018 года разъясняются правоприменительные аспекты 127-ФЗ в процедуре банкротства по вопросам юрисдикции, формирования конкурсной массы, выделения прожиточного минимума, начисления алиментов и пр. В целом положения указанного Постановления должны положительно сказаться на процедуре банкротства.

Светлана Асадова Эксперт в сфере права и финансов Подпишитесь на нас в «Яндекс Дзен»


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *