В вс РФ

В вс РФ

Резолютивная часть определения объявлена 12 декабря 2019 г.

Полный текст определения изготовлен 19 декабря 2019 г.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Чучуновой Н.С.,

судей Попова В.В., Хатыповой Р.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Трояна Сергея Михайловича на решение Арбитражного суда города Москвы от 04.12.2018, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.03.2019 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 25.06.2019 по делу N А40-195567/2018.

В судебном заседании приняли участие индивидуальный предприниматель Троян Сергей Михайлович, его представитель — Миронос Т.А. (доверенность от 19.10.2017 N 77АВ5045632) и представитель общества с ограниченной ответственностью «Стройгазконсалтинг» — Сасовец А.В. (доверенность от 24.03.2019 N 34-19/Дов).

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Чучуновой Н.С. и объяснения представителей сторон, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

УСТАНОВИЛА:

индивидуальный предприниматель Троян Сергей Михайлович (далее — предприниматель) обратился в Арбитражный суд города Москвы с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Стройгазконсалтинг» (далее — общество) о взыскании 1 540 887 руб. 31 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 21.08.2015 по 13.06.2018 (с учетом уменьшения размера исковых требований в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, далее — АПК РФ).

Решением Арбитражного суда города Москвы от 04.12.2018, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.03.2019 и постановлением Арбитражного суда Московского округа от 25.06.2019, в удовлетворении иска отказано.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, предприниматель, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права, просит отменить указанные судебные акты и направить дело на новое рассмотрение.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Чучуновой Н.С. от 15.11.2019 кассационная жалоба вместе с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

В отзыве на кассационную жалобу общество просит отказать в ее удовлетворении.

В судебном заседании предприниматель поддержал доводы кассационной жалобы, представитель общества — доводы, приведенные в отзыве на нее.

Согласно части 1 статьи 291.11 АПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных актов в порядке кассационного производства в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в кассационной жалобе, отзыве на нее и выступлениях представителей сторон, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что судебные акты подлежат отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

Как установлено судами и следует из материалов дела, между обществом (генподрядчик) и обществом с ограниченной ответственностью «Нефтегазопроводстрой» (субподрядчик, далее — компания) заключен договор субподряда от 01.06.2013 N СГК-13-152/17 (далее — договор).

В рамках дела N А40-75671/2016 рассмотрен иск компании к обществу о взыскании 6 186 075 руб. 37 коп. задолженности по договору. Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда города Москвы от 16.12.2016 по указанному делу иск удовлетворен.

По договору уступки прав (требований) от 08.06.2018 компания (цедент) уступила предпринимателю (цессионарий) право требования задолженности общества в размере 6 186 075 руб. 37 коп., возникшей из договора и взысканной решением суда по делу N А40-75671/2016.

Согласно пункту 1.2 названного договора права требования переходят к цессионарию в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, в том числе включая права требования денежных средств в счет уплаты основного долга, процентов, пеней, штрафов, процентов за пользование чужими денежными средствами.

Предприниматель 06.07.2018 направил в адрес общества уведомление о смене кредитора с требованием об уплате задолженности и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Поскольку указанные требования оставлены обществом без удовлетворения, предприниматель обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Отказывая в удовлетворении иска, суды трех инстанций руководствовались статьями 195, 196, 199, 200, 207, 309, 310, 382, 384, 395 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), разъяснениями, приведенными в пункте 26 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.09.2015 N 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» (далее — Постановление N 43), и исходили из пропуска истцом срока исковой давности, о применении которой заявлено ответчиком в ходе рассмотрения дела.

При этом, указав, что о нарушении своего права субподрядчику было известно с 2013 по 2014 год (с учетом дат оформления сторонами справок по форме КС-3 и направления компанией в адрес общества счетов-фактур), а с настоящим иском предприниматель обратился в суд 21.08.2018, суды пришли к выводу о том, что срок исковой давности по главному требованию истек и, следовательно, истек также срок давности по дополнительному требованию (о взыскании процентов).

Между тем судами не учтено следующее.

Срок исковой давности не течет со дня обращения в суд в установленном порядке за защитой нарушенного права на протяжении всего времени, пока осуществляется судебная защита нарушенного права (пункт 1 статьи 204 ГК РФ). При этом по смыслу статьи 204 ГК РФ начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности продолжается лишь в случаях оставления заявления без рассмотрения либо прекращения производства по делу по основаниям, предусмотренным абзацем вторым статьи 220 ГПК РФ, пунктом 1 части 1 статьи 150 АПК РФ, с момента вступления в силу соответствующего определения суда либо отмены судебного приказа (пункт 18 Постановления N 43).

С истечением срока исковой давности по главному требованию считается истекшим срок исковой давности и по дополнительным требованиям (проценты, неустойка, залог, поручительство и т.п.), в том числе возникшим после истечения срока исковой давности по главному требованию (пункт 1 статьи 207 ГК РФ).

В отношении толкования этого положения статьи 207 ГК РФ Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 10.02.2009 N 11778/08 сформирована следующая правовая позиция. Истечение срока исковой давности по требованию суммы основного долга явилось бы основанием окончания срока исковой давности и по дополнительному требованию о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, начисляемых на сумму основного долга. Однако если срок исковой давности по требованию о взыскании суммы основного долга не истек, поскольку это требование было предъявлено в пределах срока исковой давности и удовлетворено судом, то, следовательно, положение пункта 1 статьи 207 ГК РФ не могло послужить основанием для вывода об истечении срока исковой давности по требованию о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами.

Аналогичная позиция о пределах действия правила пункта 1 статьи 207 ГК РФ в отношении сходного дополнительного требования (о взыскании неустойки) в ситуации, когда исковая давность по основному требованию не истекла и не может истечь (основное требование исполнено), нашла отражение в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2019), утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 27.11.2019.

В соответствии с разъяснениями, приведенными в пункте 25 Постановления N 43, срок исковой давности по требованию о взыскании процентов, подлежащих уплате по правилам статьи 395 ГК РФ, исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу, определяемому применительно к каждому дню просрочки.

С учетом вышеназванных положений гражданского законодательства, разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации и изложенных правовых позиций высших судебных инстанций, а также принимая во внимание, что обществом допущена просрочка исполнения обязательств по договору и требование о взыскании с него задолженности (основного долга) удовлетворено в судебном порядке и срок исковой давности по нему не истек (пункт 1 статьи 204 ГК РФ), предприниматель вправе требовать взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами за трехлетний период, предшествующий дате предъявления иска об их взыскании.

При таких обстоятельствах, учитывая, что с настоящим иском предприниматель обратился в суд 21.08.2018, за заявленный им период с 21.08.2015 по 13.06.2018 (с учетом уточнения) срок исковой давности не истек, в связи с чем вывод судов об обратном является ошибочным.

Допущенные судами трех инстанций существенные нарушения норм материального права повлияли на исход дела и в соответствии с частью 1 статьи 291.11 АПК РФ являются основанием для отмены обжалуемых судебных актов.

Поскольку суды отказали в иске, применив срок исковой давности, а для принятия обоснованного и законного решения требуется исследование и оценка доказательств, а также осуществление иных процессуальных действий, не относящихся к полномочиям суда кассационной инстанции, дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду надлежит учесть изложенное, исследовать все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора, оценить доводы сторон, правильно применив нормы материального и процессуального права, разрешить спор.

Руководствуясь статьями 291.11 — 291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Арбитражного суда города Москвы от 04.12.2018, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.03.2019 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 25.06.2019 по делу N А40-195567/2018 отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Председательствующий-судья Н.С. Чучунова
судья В.В. Попов
судья Р.А. Хатыпова

Определение СК по экономическим спорам Верховного суда РФ от 22 января 2018 г. 303 ЭС17 13540

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 22 января 2018 г. N 303-ЭС17-13540 Суд отменил постановление, оставив в силе принятые ранее судебные акты об отказе в расторжении заключенного сторонами договора аренды, поскольку у истца отсутствует право требовать расторжения договора по основаниям, приведенным им в исковом заявлении

31 января 2018

Резолютивная часть определения объявлена 16 января 2018 г.

Полный текст определения изготовлен 22 января 2018 г.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Грачевой И.Л., судей Киселевой О.В. и Поповой Г.Г.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело N А73-5337/2016 по кассационной жалобе общества с ограниченной ответственностью «Аренда Центр» (г. Хабаровск) на постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 04.07.2017 (судьи Гребенщиков С.И., Цирулик О.В., Яшкина Е.К.), установила:

Открытое акционерное общество «Промсвязь» (далее — общество «Промсвязь») обратилось в Арбитражный суд Хабаровского края с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Аренда Центр» (далее — общество «Аренда Центр») о расторжении заключенного сторонами договора аренды от 06.12.2010 N 01.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью «Градстрой-ДВ».

Арбитражный суд Хабаровского края решением от 01.12.2016, оставленным без изменения постановлением Шестого арбитражного апелляционного суда от 14.03.2017, отказал в иске.

Арбитражный суд Дальневосточного округа постановлением от 04.07.2017 отменил указанные судебные акты и удовлетворил иск общества «Промсвязь».

Общество «Аренда Центр», ссылаясь на нарушение судом округа норм материального и процессуального права, обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о пересмотре постановления от 04.07.2017 в кассационном порядке.

Определением от 29.11.2017 судьи Верховного Суда Российской Федерации Грачевой И.Л. жалоба общества «Аренда Центр» вместе с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

В отзыве на кассационную жалобу общество «Промсвязь» просит оставить без изменения постановлении окружного суда, считая его законным и обоснованным.

В судебном заседании представитель общества «Аренда Центр» поддержал доводы жалобы, а представитель общества «Промсвязь» доводы, приведенные в отзыве на нее.

Третье лицо, извещенное надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, своих представителей также в суд не направило, что в соответствии со статьей 291.10 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) не является препятствием для рассмотрения дела в его отсутствие.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в порядке кассационного производства в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 291.11 АПК РФ).

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Грачевой И.Л., выслушав объяснения представителей истца и ответчика, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу о том, что обжалуемое постановление окружного суда подлежит отмене.

Имущество передано арендатору по акту приема-передачи от 01.01.2011. Договор зарегистрирован в установленном законом порядке 23.03.2011.

Первоначальная ставка арендной платы установлена сторонами в размере 593 390 руб. в месяц.

Условиями договора предусмотрена возможность изменения по соглашению сторон размера арендной платы не чаще одного раза в два года (в том числе в случае изменения состояния арендованного помещения вследствие произведенных улучшений арендованного имущества), обязанность арендатора содержать помещения, находящееся в них оборудование в исправном состоянии, осуществлять при необходимости их текущий ремонт, право арендатора на возмещение согласованной с арендатором стоимости выполненных им неотделимых улучшений арендованных помещений.

В пункте 5.6 договора стороны определили, что арендатор вправе переуступать право аренды другому лицу, сдавать арендованные помещения в субаренду, передавать арендные права по данному договору в задаток, вносить арендные права в качестве вклада в уставный (складочный) капитал юридических лиц.

Пунктом 9.4 договора предусмотрено, что арендодатель вправе требовать досрочного расторжения договора в судебном порядке в случаях, предусмотренных Гражданским кодексом Российской Федерации (далее — ГК РФ).

Общество «Промсвязь» и арендатор заключили соглашение от 26.04.2011 (в редакции соглашения от 13.02.2012), которым определили следующее: помещения в здании находятся в неудовлетворительном состоянии, требуют различного вида ремонта, который должен выполнить за свой счет арендатор; арендодатель определяет перечень необходимых работ по ремонту, улучшению и содержанию помещений в здании и прилегающей к зданию территории путем направления годового плана работ либо текущих заявок; арендатор самостоятельно заключает договоры с подрядчиками на ремонтные работы, работы по обслуживанию, оплачивает выполненные работы и осуществляет приемку выполненных работ; сумма минимальных затрат арендатора на выполняемые работы, материалы и затраты на содержание имущества составляет 1 544 280 руб. в год.

Дополнительным соглашением от 29.12.2011, зарегистрированным в установленном порядке, стороны установили арендную плату в размере 257 380 руб. в месяц.

Общество «Промсвязь» 24.06.2015 направило обществу «Аренда Центр» уведомление, в котором, сославшись на статью 157.1 ГК РФ, сообщило об отзыве согласия на переуступку права аренды другому лицу, сдачу арендованного помещения в субаренду, передачу арендных прав по данному договору в задаток, внесению арендных прав в качестве вклада в уставной (складочный) капитал юридических лиц. Данное уведомление арендатор получил 25.06.2015.

Арендодатель 19.02.2016 направил арендатору предложение о расторжении договора аренды, указав на то, что арендатор не предоставил информацию о проведенных ремонтных работах в помещениях, не произвел ремонтные работы и (или) улучшения арендованного имущества, после отзыва согласия на сдачу помещений в субаренду продолжает передавать помещения в пользования третьим лицам по договорам субаренды.

В письмах от 02.03.2016 и от 12.04.2016 ответчик сообщил арендодателю об отсутствии оснований для расторжения договора аренды, поскольку все арендованные помещения им отремонтированы и находятся в исправном состоянии, претензий по ремонту и состоянию помещений от арендодателя не поступало, сдача помещений в субаренду осуществляется в соответствии с пунктом 5.6 договора, согласия на изменение которого арендатор не давал.

Общество «Промсвязь», ссылаясь на то, что арендатор допустил существенные нарушения условий договора аренды нежилых помещений и отказался расторгнуть договор, обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.

Суды первой и апелляционной инстанций, исследовав и оценив по правилам статьи 71 АПК РФ представленные в материалы дела доказательства, в том числе расчеты ответчика затрат на ремонт, содержание и улучшение арендуемых помещений, договоры подряда и оказания услуг, акты приема- передачи, товарные накладные, счета-фактуры, руководствуясь статьями 10, 157.1, 450, 452, 612, 614, 615 ГК РФ, разъяснениями, приведенными в пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздел I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление Пленума ВС РФ N 25), пришли к выводу об отсутствии предусмотренных статьями 450 и 619 ГК РФ оснований для расторжения договора аренды.

Суды первой и апелляционной инстанций исходили из следующего.

Арендатор представил надлежащие доказательства выполнения им обязательств, предусмотренных соглашением от 26.04.2011, по ремонту, содержанию и улучшению арендуемых помещений. Общая сумма затрат ответчика, подтвержденных первичными документами, на выполненные работы, материалы, содержание арендуемого имущества, заработную плату работников (в том числе электрика, сантехника, дворника, уборщицы) не была ниже размера (1 544 280 руб. в год), установленного в дополнительном соглашении от 13.02.2012. Обстоятельств фальсификации данного дополнительного соглашения, о чем заявил истец, по результатам проведенной экспертизы не установлено. Ввиду того, что арендатор исполнил условия соглашения от 26.04.2011 и выполнил ремонт помещений, арендодатель снизил на 50% арендную плату, установленную договором. Внесение ответчиком арендной платы по ставке 257 380 руб. в месяц истец не оспаривает.

Поскольку истец не представил доказательств того, что он сам осуществлял содержание и ремонт спорных помещений, а ответчик ненадлежащим образом исполнял обязательства по содержанию и ремонту арендуемых помещений, договор не подлежит расторжению в связи с неисполнением арендатором указанных обязательств, установленных договором с учетом дополнительных соглашений к нему.

Суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о том, что не имеется также оснований для расторжения спорного договора аренды в связи со сдачей ответчиком арендуемых помещений в субаренду третьим лицам, поскольку уведомление арендодателя об отзыве своего согласия на сдачу имущества в субаренду является заявлением о существенном изменении договора аренды, в результате которого арендатор лишается того, на что он рассчитывал при его заключении. Такое существенное изменение условий договора в силу части 1 статьи 450 ГК РФ возможно только по соглашению сторон либо по решению суда. С момента заключения договора аренды ответчик, основным видом деятельности которого является сдача в наем имущества, использовал арендованные помещения, расположенные в административном офисном здании, исключительно путем сдачи их в субаренду в качестве офисов. Целью заключения спорного договора аренды, также как и других договоров, которые заключил истец с ответчиком и другими лицами, являлась именно организация арендатором офисных помещений для сдачи их в субаренду.

Поскольку ответчик не допустил существенных нарушений условий договора аренды, повлекших для арендодателя такой ущерб, что он в значительной степени лишился бы того, на что вправе был рассчитывать при заключении договора (пункт 2 статьи 450 ГК РФ), оснований для расторжения договора аренды по требованию арендодателя не имеется.

Окружной суд признал выводы судов первой и апелляционной инстанций в части, касающейся исполнения арендатором своих обязательств по ремонту, содержанию и улучшению спорных помещений, законными и обоснованными, сделанными с учетом результатов оценки имеющихся в деле доказательств.

Вместе с тем суд округа, сославшись на статьи 157.1, 615 ГК РФ, разъяснения, приведенные в пункте 18 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.01.2002 N 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой» (далее — Информационное письмо ВАС РФ N 66), в пунктах 55, 57 Постановления Пленума ВС РФ N 25, признал неверным вывод судов о том, что ответчик, продолжив сдавать помещения в субаренду после того, как арендодатель отозвал свое согласие, не допустил существенных нарушений договора аренды.

Суд округа указал на следующее: суды неправильно посчитали, что отзыв согласия арендодателя на передачу арендатором помещений в субаренду возможен только путем изменения пункта 5.6 договора аренды по соглашению сторон или в судебном порядке, поскольку согласно пункту 2 статьи 154 ГК РФ согласие собственника на совершение арендатором сделок по распоряжению арендуемым имуществом представляет собой одностороннюю сделку, которая не зависит от воли другого лица — арендатора; положения 5.6 договора аренды следует рассматривать как предварительное согласие арендодателя на передачу помещений в субаренду, а следовательно, истец был вправе в одностороннем порядке отозвать это согласие; положения статьи 157.1 ГК РФ, введенной в действие с 01.09.2013, применяются ко всем случаям, когда в силу закона требуется получение согласия третьего лица на совершение сделок; согласно разъяснениям, приведенным в пункте 57 Постановления Пленума ВС РФ N 25, третье лицо, давшее предварительное согласие на совершение сделки, вправе отозвать его; выражение согласия на совершение сделок с арендованным имуществом является реализацией правомочий арендодателя, а отзыв этого согласия связан с волеизъявлением самого собственника, которое не может быть ограничено интересами арендатора; не имеется предусмотренных пунктом 2 статьи 450 ГК РФ условий, позволяющих суду изменить волеизъявление арендодателя по поводу выдачи и (или) отзыва согласия на распоряжение арендованным имуществом; вывод судов о том, что истец, уведомив ответчика об отзыве согласия на передачу помещений в субаренду, злоупотребил своими правами, не подтвержден материалами дела; действия арендатора по сдаче помещений в аренду без согласия арендодателя отвечают признакам существенного нарушения условий договора аренды и влекут его досрочное расторжение на основании пункта 2 статьи 450, пункта 3 статьи 615 и пункта 1 статьи 619 ГК РФ.

Судебная коллегия считает, что выводы суда округа о наличии оснований для расторжения спорного договора аренды сделаны при неправильном толковании норм материального права и разъяснений, изложенных в Постановлении Пленума ВС РФ N 25 и Информационном письме ВАС РФ N 66.

Согласно приведенному в пункте 5.6 договора условию арендатор вправе сдавать арендованные помещения в субаренду без необходимости получения дополнительно согласия арендодателя. При этом договор не содержит указания на право арендодателя изменить такое положение договора посредством одностороннего волеизъявления (направления уведомления об отзыве своего согласия на сдачу имущества в субаренду).

В соответствии с пунктом 2 статьи 450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда при существенном нарушении договора другой стороной, в иных случаях, предусмотренных данным Кодексом, другими законами или договором; существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

Пунктом 1 статьи 615 ГК РФ предусмотрена обязанность арендатора пользоваться арендованным имуществом в соответствии с условиями договора аренды, а если такие условия в договоре не определены, в соответствии с назначением имущества.

Согласно пункту 1 части 1 статьи 619 и пункту 3 статьи 615 ГК РФ договор аренды может быть досрочно расторгнут судом по требованию арендодателя в случае, когда арендатор пользуется имуществом с существенным нарушением условий договора или назначения имущества либо с неоднократными нарушениями.

Пунктом 2 статьи 615 ГК РФ установлено, что арендатор вправе с согласия арендодателя сдавать арендованное имущество в субаренду (поднаем) и передавать свои права и обязанности по договору аренды другому лицу (перенаем), предоставлять арендованное имущество в безвозмездное пользование, а также отдавать арендные права в залог и вносить их в качестве вклада в уставный капитал хозяйственных товариществ и обществ или паевого взноса в производственный кооператив, если иное не установлено данным Кодексом, другим законом или иными правовыми актами.

Данная норма не содержит ни запрет на установление соглашением сторон иного правила, ни требований к способу выдачи согласия, порядку и форме дачи арендодателем согласия на совершение арендатором сделок, указанных в этом пункте, в том числе сделок субаренды (кроме случаев, когда необходимость согласия на совершение сделки и форма выражения такого согласия установлены законом, например, при сдаче в аренду государственного или муниципального имущества).

В соответствии с пунктом 2 статьи 1 и статьей 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

По воле сторон договора аренды согласие арендодателя может быть выражено в самом договоре, что освобождает арендатора от обязанности получать такое согласие на каждую конкретную сделку (пункт 18 Информационного письма ВАС РФ N 66).

Арендодатель, заключая договор аренды и передавая имущество в пользование именно с условием, дающим право арендатору сдавать это имущество в субаренду, выражает волю собственника, обусловленную статьями 209 и 615 ГК РФ.

Согласованное сторонами договора условие о праве арендатора сдавать арендованное имущество в субаренду не противоречит требованиям статьи 615 ГК РФ, не является предварительным согласием на совершение сделки по смыслу пункта 3 статьи 157.1 ГК РФ, которое вправе отозвать давшее его лицо.

Из разъяснений, приведенных в пункте 57 Постановления Пленума ВС РФ N 25 о том, что третье лицо, давшее предварительное согласие на совершение сделки, вправе отозвать его, уведомив стороны сделки до момента ее совершения и возместив им убытки, вызванные таким отзывом, не следует возможность отзыва согласия, выраженного арендодателем в виде условия договора аренды.

Такое условие договора аренды может быть изменено только по правилам, предусмотренным гражданским законодательством.

В соответствии пунктом 1 статьи 450 ГК РФ изменение договора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено данным Кодексом, другими законами или договором. Согласно пункту 1 статьи 310 ГК РФ одностороннее изменение условий обязательства не допускается, за исключением случаев, предусмотренных этим Кодексом.

Ввиду того, что спорным договором аренды сторонам не предоставлено право на изменение условий договора в одностороннем порядке, общество «Промсвязь» было не вправе путем направления уведомления арендатору изменить пункт 5.6 договора, которым стороны согласовали существенное условие, позволяющее арендатору сдавать в период аренды помещения в субаренду. Изменение такого условия лишает арендатора того, на что он правомерно рассчитывал при заключении договора аренды спорных помещений, поскольку, как установлено судами первой и апелляционной инстанций, целью заключения договора аренды являлась именно организация арендатором офисных помещений с целью сдачи их в субаренду, их содержание, ремонт и обслуживание арендатором.

Поскольку ответчик не допустил существенных нарушений договора аренды и требований пункта 2 статьи 615 ГК РФ, суды первой и апелляционной инстанций пришли к правильному выводу об отсутствии у истца права требовать расторжения договора аренды по основаниям, приведенным им в исковом заявлении.

Принимая во внимание изложенное, Судебная коллегия считает, что суд округа допустил существенные нарушения норм материального и процессуального права, поэтому на основании пункта 1 статьи 291.11 АПК РФ постановление окружного суда от 04.07.2017 следует отменить, а решение Арбитражного суда Хабаровского края от 01.12.2016 и постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 14.03.2017 — оставить в силе.

Руководствуясь статьями 167, 176, 291.11-291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации определила:

постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 04.07.2017 по делу N А73-5337/2016 отменить.

Оставить в силе решение Арбитражного суда Хабаровского края от 01.12.2016 и постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 14.03.2017 по тому же делу.

Определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Председательствующий И.Л. Грачева

Судьи О.В. Киселева

Г.Г. Попова

Организационная структура Вооруженных сил РФ (ВС РФ)

Поддержка обороноспособности в каждой стране обеспечивается Вооружёнными силами. Для чёткого и своевременного выполнения законных обязанностей, военной организацией в нашей стране сформирована структура Вооруженных Сил РФ.

Вооружённые силы создавались, чтобы защищать свои национальные интересы на мировом пространстве, локализовывать военные угрозы из вне.

ВС РФ привлекаются и к мероприятиям, главным образом к ним не относящимся, например:

  • вместе с полицией противоборствовать ОПГ;
  • сохранять общую безопасность стран СНГ;
  • к проведению миротворческих миссий.

Наши Вооружённые силы образовывают: органы центрального военного управления, объединения, соединения, воинские части, организации при войсках.

Состав и структура ВС РФ в 2019 году

Вооружённые силы нашего государства имеют дату своего образования 07 мая 1992 года.

Верховный главнокомандующий — Президент Российской Федерации.

В соответствии со своими обязанностями по Конституции Верховный главнокомандующий ВС РФ занимается управлением механизма по поддержанию Вооруженных сил в боеспособном виде, чтобы нейтрализовать угрозы нацбезопасности. Обеспечивается подготовка к предотвращению вероятных атак в будущем.

Центральные органы управления: Минобороны, Генштаб, управления, имеющие свои функции, с подчинением соответствующим заместителям Министра обороны или самому Министру обороны. К центральным органам управления относятся Главкомы видов ВС.

Структура и состав видов и родов Армии России

Организация ВС РФ представляет собой 3 вида войск России, 3 отдельных рода войск, Тыл, а также Службу расквартирования, не представляющую как вид ВС.

Структура Российских Вооруженных сил создавалась руководствуясь ещё и территориальной принадлежностью.

Территориально деление нашей станы представляет собой 4 военных округа:

  • западный военный округ — ЗВО,
  • восточный военный округ — ВВО,
  • центральный военный округ — ЦВО,
  • южный военный округ — ЮВО.

Структура видов Вооруженных сил РФ

В Российской Федерации законодательно предусмотрено три вида Вооружённых сил по сферам действия на суше, на воде и в воздухе:

  1. Сухопутные войска
  2. Военно-Морской Флот
  3. Воздушно-Космические силы

Сухопутные войска

У сухопутных войск сейчас наибольшая численность военнослужащих среди видов ВС РФ. Первостепенная область действий — выполнение наступательной активности, в виде ликвидации противоборствующей стороны, с дальнейшим освобождением и сохранением позиций, отпор атакующим большим десантным соединениям. Ведение артиллерийско-ракетного огня на расстоянии значительной углублённости.

В сухопутные войска включены рода войск, готовые решать задачи на индивидуальной или групповой основе:

Мотострелковые войска

Мотострелковые войска — располагающие наибольшей численностью среди родов войск, относящихся к Сухопутным войскам.

В техническом вооружении мотострелковые войска в данный момент укомплектованы БТРами и БМП, и в состоянии поддерживать максимально быстрое передвижение пехотных групп. Возможно, также включение в дополнение к мотострелковым войскам: танковых, артиллерийских и прочих подразделений. С участием танковых соединений способны к решению определённых задач: во время обороны — удерживание занятых местностей, отражение атак противоборствующей стороны, и уничтожение атакующих групп.

В наступательных прорывах (контрнаступательных) — преодоление (прорыв) обороняемых рубежей, разгром противоборствующих частей, захват нужных высот, преследование отступающих. Возможно развёртывание встречных боёв вместе с морскими и тактическими воздушно-десантными группами.

Танковые войска

Танковые войска — играют роль главенствующей мощи удара, которым присуща повышенная проходимость, манёвренность. Они устойчивы при применённом ядерном и оружии массового уничтожения. Благодаря своему техоснащению танковые войска способны выполнять прорыв, развивать успешный ход событий сражения, что и есть их основные задачи.

Часто способны выполнять задания с привлечением мотострелковых частей. В оборонительных обязанностях — подстраховывают мотострелковые группы при парировании наступательных движений атакующей стороны и выполняют контратакующие манёвры. Броне-танковые войска (БТВ) могут пополняться: артиллерией, мотострелками, ракетными установками.

Ракетные войска и артиллерия

Их первостепенная цель — нанести ядерно-огневой удар противостоящей стороне. Оснащены реактивной и ствольной артиллерией. Ракетно-артиллерийские войска вооружены гаубичной, реактивной, противотанковой артиллерией, миномётами.

Целевые предназначения:

  • в подавлении огнём противоборствующих группировок;
  • нейтрализации их ядерных средств атаки, живой силы, специализированной и военной техники;
  • в выполнении дезорганизационных мер к противоборствующей стороне.

Войска противовоздушной обороны ПВО

Войска противовоздушной обороны — обязаны прикрывать свои части от вражеских атак с воздуха, при осуществлении операций общевойскового характера, проведении маршей.

Главенствующими задачами их являются:

  • регулярные боевые дежурства, при противовоздушной обороне;
  • выявление атак с воздуха и уведомление своих защищаемых частей;
  • нейтрализация атак во время вылета;
  • выполнение противоракетной защиты в месте сражений.

Организация данных войск представляет собой: органы по военуправлению, командные штабы, зенитно-ракетные (ракетно-артиллерийские) и радиотехнические подразделения.

Разведывательные, воинские соединения и части — это спецвойска с задачами широкого круга. Их цель — предоставление командному штабу сведений о движениях противоборствующей стороны, особенностях прилегающих территорий, погодных условий. Это необходимо для принятия руководством предельно взвешенного решения и предотвращения неожиданных прорывов противоборствующей стороны.

В разведывательных действиях заняты общевойсковые соединения, специальные войска.

Попутно с общевойсковыми операциями данные соединения и части призваны к выполнению определенных задач:

  • раскрытие намерений противоборствующей стороны о предстоящей атаке и предотвращение такой внезапности;
  • определение количества в подразделениях противоборствующей стороны и схемы его руководства;
  • обнаружение целевых точек для ликвидации.

Инженерные войска

Инженерные войска — спецвойска, выполняющие более сложные задачи в инженерном обеспечении, которое требуются общевойсковым операциям. В данных войсковых формированиях необходима специализированная подготовка, владение вооружением инженерного характера.

Попутно с общими войсковыми заданиями ИВ подготовлены к решению определённых задач:

  • проводить инженерную разведку прилегающих территорий;
  • работы по возведению укрытий и построек для передовых и вспомогательных формирований;
  • работы по устройству заграждающих преград, минирование;
  • действия по разминированию местности;
  • поддержание в работоспособном состоянии войсковых дорог;
  • устройство и поддержание водной переправы;
  • снабжение чистой водой;
  • выполнение маскировки.

РХБЗ -войска радиационной, химической и биологической защиты

Войска радиационной, химической и биологической защиты — исходя из своего названия, в предназначении данных войск весьма ответственные работы на уменьшение воздействия в боевых условиях радиоактивного, химического и биологического заражения.
Первейшие задачи данных войск следующие:

  • действия по выявлению степени заражения;
  • защитные действия для других боевых частей;
  • маскировочные действия;
  • нейтрализация заражений.

Войска связи

Войска связи — спецвойска ведут работы для размещения систем связи для руководства войсками. В компетенции находится сопровождение автоматизированных систем и средств командных точек.

Воздушно-космические силы

Это новейший вид ВС РФ, имеющий в своём составе Военно-воздушные силы (ВВС) и Войска воздушно-космической обороны (ВВКО).

ВКС составляют:
Военно-воздушные силы, представляющие род войск, своими предназначениями имеющие:

  • противостояние атакам с воздуха;
  • ликвидация противоборствующих сил с помощью обычных или ядерных средств атаки;
  • авиаобеспечение армии.

Космические войска призваны к выполнению широкого круга обязанностей:

  • занимаются наблюдением за угрозами из сектора космоса и их отражением;
  • запускают космические аппараты;
  • занимаются слежением за спутниками;
  • занимаются контролем и сохранением боеспособности спутников.

Военно-Морской флот

Этот вид Вооруженных сил РФ выполняет защитные функции нашего государства в морской и океанской зонах.

Флот способен выполнять ядерные удары по вражеским сухопутным и морским позициям, сопровождать мирные суда, оказывать содействие сухопутным операциям, производить десантирование.

В ВМФ входят:

Надводные силы занимаются прикрытием подводных судов, транспортировкой десанта, его страхованием, кроме того минированием и разминированием.

Подводные силы обладают атомными стратегическими и многоцелевыми подводными судами. К задачам их относятся:

  • уничтожение военных точек противоборствующей стороны на земле;
  • ликвидация судов подводного и надводного предназначения;
  • разведывательные действия;
  • высадка спецгрупп на вражескую территорию;
  • минирование.

Морская авиация

Этому роду войск предназначается:

  • поиск и ликвидация вражеских военных морских объектов (конвои, судна, базы);
  • защита своих судов от воздушной угрозы;
  • ликвидация противоборствующих воздушных судов;
  • разведывательные действия;
  • указание верного направления для своих передовых частей.

Береговые войска ВМФ РФ

Области их действия:

  • занимаются прикрытием своих подразделений и населения на прибережной местности;
  • защищают военно-морские базы;
  • занимаются десантированием;
  • совместными операциями с сухопутными подразделениями в противодействии десантным группам противостоящей стороны;
  • занимаются ликвидацией судов, катеров, транспортных объектов противника.

Структура Вооруженных сил РФ рода войск

Также кроме видов войск в Армии России существуют рода войск и их структура будет представлена ниже.

Ракетные войска стратегического назначения РВСН

Ракетные войска стратегического назначения — включены в сухопутные стратегические ядерные силы (СЯС), поддерживающие боевую готовность на постоянной основе.

Обязанности в предотвращении вероятной ядерной атаки и нанесение ядерных атак по противоборствующей стороне.

Воздушно-десантные войска ВДВ

Воздушно-десантные войска — отнесены к резерву Верховного Главнокомандующего . Совершают охват противоборствующих сил с воздуха и реализацию боевых рейдов на тыловой вражеской территории, нейтрализацию десанта и прочих группировок противника.

Войска тыла

Тыл — занимается снабжением армии, сохраняя достойную жизнедеятельность. Задачи мирного времени не могут носить учебный характер, потому что при мирном и военном времени нужна полноценная обеспеченность войск. Имеется в виду доставка продуктов, медобеспечение, одежда, обувь, технические приспособления, боеприпасы.

Войска не входящие в виды и рода войск

У предусмотренной структуры ВС РФ нашей страны есть всё необходимое относительно оборонительных, охранных функций, защиты своего населения.

ИНТЕРЕСНОЕ ПО ТЕМЕ: Понравилась статья — сохрани в свою социальную сеть

Определения судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ

1. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 15.03.2016 года No 14-КГ15-271.

1. Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении. Наличие в договоре кредита условия о праве банка передать третьему лицу информацию о заемщике, составляющую банковскую тайну в рамках уступки требований с письменного согласия банка или заемщика при буквальном толковании данных положений не позволяет прийти к выводу о том, что стороны согласовали право банка уступить такое требование без согласия заемщика.

2. Сроки исковой давности по периодическим платежам заемщика согласно графику погашения долга должны исчисляться отдельно по каждому из платежей в рамках данного графика, а не по истечении срока действия договора кредита.

Истец обратился в суд с исковыми требованиями к соответчикам о взыскании в солидарном порядке задолженности по кредитному договору, заключенномув 2007 году, в размере 359 301,39 руб., обращении взыскания на заложенное имущество с установлением его начальной продажной цены в размере 332 000 руб., взыскании расходов по оплате госпошлины. Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что согласие соответчика на передачу третьим лицам прав требования по заключенному кредитному договору получено не было, поскольку согласование возможности передачи информации по кредитному договору, заключенному с ним, являлось нарушением банковской тайны.

Отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя иск в полном объеме, судебная коллегия не согласилась с этим выводом суда первой инстанции. Кроме того, суд апелляционной инстанции отклонил заявление ответчиков о применении исковой давности к заявленным требованиям, указав, что срок исковой давности по данному делу подлежит исчислению в пределах трех лет со дня окончания срока кредитного договора. Выводы суда апелляционной инстанции являются ошибочными по следующим основаниям. Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 51 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» (далее -постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 17), разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении. Согласно статье 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Согласно пунктам 8.3, 8.3.1, 8.3.4.3 кредитного договора стороны обязались не разглашать каким-либо способом третьим лицам информацию, содержащуюся в означенном кредитном договоре, его приложениях и документах, представляемых сторонами друг другу, включая персональные данные заемщика, за исключением случаев, предусмотренных законодательством Российской Федерации и данным договором, в том числе с письменного согласия заемщика или Банка, соответственно, третьим лицам в целях заключения Банком сделок в связи с реализацией прав Банка по договору и (или) обеспечению, включая уступку прав требования.

Из буквального толкования указанных выше пунктов следует, что разглашение информации третьим лицам о заключенном кредитном договоре в связи с уступкой Банком прав требования третьим лицам допускалось или с письменного согласия заемщика, или с письменного согласия Банка. При этом кредитный договор в пункте 8.3.4.3 не содержал каких-либо положений о том, чье письменное согласие -заемщика или Банка -требовалось при передаче информации в результате уступки права требования Банком третьим лицам. При таких обстоятельствах вывод суда апелляционной инстанции, со ссылкой на пункты 8.3, 8.3.1, 8.3.4.3 кредитного договора, о том, что стороны кредитного договора согласовали порядок уступки прав требования по кредитному договору, включая передачу информации о таком договоре третьим лицам, который исключал необходимость дачи согласия на такую уступку со стороны заемщика, нельзя признать правильным. Иные пункты кредитного договора приведены не были. Кроме того, судом не было учтено следующее. Течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются Кодексом и иными законами (пункт 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений). По смыслу пункта 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, течение срока давности по иску, вытекающему из нарушения одной стороной договора условия об оплате товара (работ, услуг) по частям, начинается в отношении каждой отдельной части. Срок давности по искам о просроченных повременных платежах (проценты за пользование заемными средствами, арендная плата и т.п.) исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу (пункт 24 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 г. N 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений). В соответствии со статьей 201 Гражданского кодекса Российской Федерации перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления. В соответствии с условиями кредитного договора соответчик обязывался производить платежи в счет погашения своих обязательств перед Банком согласно графику, являющемуся приложением к кредитному договору, которым предусмотрена оплата кредита по частям, ежемесячно, в определенной сумме.

В связи с этим вывод суда апелляционной инстанции о том, что срок исковой давности по заявленным требованиям подлежал исчислению с момента окончания срока действия кредитного договора, то есть с 15 ноября 2012 г., не основан на законе. Допущенные нарушения норм права являются существенными, они повлияли на исход дела, и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителей, в связи с чем судебный акт суда апелляционной инстанции подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции в целях соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с нормами закона.

2. Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 05.04.2016 N 4-КГ15-75

Можно взыскать одновременно проценты по займу и проценты за нарушение срока его возврата. Проценты за нарушение срока возврата долга — это мера гражданско-правовой ответственности, законная неустойка. Их можно взыскать независимо от процентов по займу, если договор не беспроцентный.

3. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ от 01.03.2016 г. № 51-КГ 15-14

Предоставление кредита, по смыслу Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-I «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей), является финансовой услугой, в связи с чем на отношения между гражданином-потребителем, заключившим кредитный договор с банком или иной кредитной организацией, распространяются нормы Закона «О защите прав потребителей» в части, не урегулированной специальными законами.

Статьей 32 Закона о защите прав потребителей предусмотрено, что потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работ (оказании услуг) в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору.

Следовательно, гражданин-потребитель, заключивший кредитный договор с банком или иной кредитной организацией, вправе отказаться от исполнения указанного договора в любое время при условии оплаты фактически понесенных кредитором расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору и состоящих из полученной от кредитора денежной суммы и процентов на нее за период использования кредита.

Кроме того, в случае реализации лицом своего права на досрочное исполнение кредитного договора заемщик вправе потребовать перерасчета предусмотренных кредитным договором процентов, уплаченных им за период, в течение которого пользование денежными средствами уже прекратилось, и возврата их части, если таковая будет установлена.

В связи с этим вывод судебных инстанций о том, что перерасчет уплаченных процентов не соответствует закону и договору, нельзя признать правильным.

Ссылка судов на то, что исковые требования истца о взыскании переплаченных процентов сводятся к изменению такого условия кредитного договора, как срок кредитования, также не может быть принята по внимание, поскольку она не основана на материалах дела.

Кроме того, делая данный вывод, суды не указали мотивов, по которым они пришли к мнению о подобной квалификации заявленных требований.

Ошибочной является и ссылка судов на положения статьи 453 (пункт 4) Гражданского кодекса Российской Федерации, положенная в обоснование отказа в удовлетворении заявленных требований.

Согласно указанному пункту стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон.

Между тем кредитный договор был прекращен надлежащим исполнением (статья 408 Гражданского кодекса Российской Федерации), а не в результате его расторжения.

Это судами учтено не было. Верховный суд направил дело на новое рассмотрение.

Дело № 58-УД16-2

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 58-УД16-2

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 3 марта 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Колышницына А. С,
судей Зателепина О.К., Эрдыниева Э.Б.
при секретаре Воронине М.А.

с участием осужденной Хоменко С.А. (в режиме видеоконференц-связи), защитника — адвоката Александрова А.А., прокурора Локтионова Б.Г. рассмотрела уголовное дело по кассационным жалобам осужденной Хоменко С.А. на приговор Индустриального районного суда г. Хабаровска от 26 февраля 2015 года, апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Хабаровского краевого суда от 5 июня 2015 года, постановление президиума Хабаровского краевого суда от 28 сентября 2015 года.

По приговору Индустриального районного суда г. Хабаровска от 26 февраля 2015 года ХОМЕНКО С А несудимая, осуждена по ч. 4 ст. 159 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

Приговор Индустриального районного суда г. Хабаровска от 19 декабря 2013 года постановлено исполнять самостоятельно.

Постановлено взыскать с Хоменко С.А. в счет возмещения материального ущерба в пользу ООО рублей.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Хабаровского краевого суда от 5 июня 2015 года приговор изменен: Хоменко назначено отбывание наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Постановлением президиума Хабаровского краевого суда от 28 сентября 2015 года апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Хабаровского краевого суда от 5 июня 2015 года о пересмотре приговора Индустрального районного суда г. Хабаровска от 26 февраля 2015 года в отношении Хоменко С.А. в части разрешения гражданского иска ООО отменено, материалы дела в этой части переданы на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд апелляционной инстанции в ином составе суда. В остальной части судебные решения оставлены без изменения.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Хабаровского краевого суда от 29 октября 2015 года приговор от 5 июня 2015 года в отношении Хоменко С.А. в части взыскания с нее рублей в пользу ООО отменен, принято новое решение: в удовлетворении гражданского иска ООО » к Хоменко С.А. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Хабаровского краевого суда (дополнительным) от 3 ноября 2015 года в резолютивную часть апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Хабаровского краевого суда от 29 октября 2015 года в отношении Хоменко С.А. внесены изменения: постановлено считать, что в части разрешения гражданского иска ООО » к Хоменко С.А. отменен приговор Индустриального районного суда г. Хабаровска от 26 февраля 2015 года.

В кассационных жалобах осужденной Хоменко С.А. ставится вопрос об отмене судебных решений и о прекращении производства по уголовному делу за отсутствием события преступления и отсутствием в ее действиях состава преступления.

Постановлением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 9 февраля 2016 года кассационные жалобы осужденной Хоменко С.А. переданы вместе с материалами уголовного дела для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации. Основанием для передачи указанной жалобы послужил довод о необоснованном привлечении к ответственности по ч.4 ст. 159 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зателепина ОК., изложившего содержание состоявшихся судебных решений, доводы кассационных жалоб, послужившие основанием для передачи кассационной жалобы с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, выступление осужденной Хоменко С.А. и защитника — адвоката Александрова А.А., поддержавших доводы жалоб, прокурора Локтионова Б.Г., полагавшего необходимым изменить судебные решения, Судебная коллегия

установила:

Хоменко признана виновной и осуждена за то, что она, являясь единственным учредителем и генеральным директором аудиторской организации ООО » , оказывая в соответствии с договором с ООО » бухгалтерские услуги, в период с 6 июня 2011 года по 24 февраля 2012 года в г. путем обмана похитила денежные средства ООО в особо крупном размере — рублей при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах (основной и дополнительных) осужденная Хоменко выражает несогласие с состоявшимися судебными решениями, считает их незаконными и необоснованными в связи с допущенными нарушениями уголовно-процессуального закона.

По ее мнению, судом неправильно установлены фактические обстоятельства дела, она необоснованно привлечена к уголовной ответственности, поскольку являлась директором и учредителем ООО » «, действовала как руководитель юридического лица. Правоотношения, сложившиеся между ООО » и ООО » имели гражданско-правовой характер и подлежали разрешению в соответствии с подведомственностью дел в Арбитражном суде Хабаровского края. Законные интересы потерпевшего ООО и представителя потерпевшего К не нарушены, защита прав юридического лица ООО » осуществлена в судебном порядке, его требования были удовлетворены до возбуждения уголовного дела Арбитражным судом Хабаровского края.

Потерпевшему не причинен ущерб имуществу или деловой репутации.

Отмечает, что договор не наделял правом самостоятельно осуществлять платежи ООО с расчетного счета заказчика. Считает, что судом обстоятельства дела не изучены и не исследовались в полном объеме, что суд, в нарушение ст. 90 УПК РФ, не принял во внимание решение Арбитражного суда Хабаровского края от 14 февраля 2013 года.

Утверждает, что суды, в нарушение ст. 73 УПК РФ, не указали способ и время совершения преступления, что не установлено, кто осуществлял платеж и каким способом.

Полагает, что совершение обмана не доказано, данных о безвозмездном изъятии ею денежных средств и корыстной цели не имеется. Указывает на отсутствие у нее умысла на присвоение денежных средств.

Утверждает об отсутствии предмета хищения, так как еще до возбуждения уголовного дела был удовлетворен гражданский иск по всем взаиморасчетам двух хозяйствующих на рынке субъектов — юридических лиц.

Полагает, что судом не установлен факт непоступления в бюджет денежных средств в размере рублей, т.е. отсутствуют доказательства деяния. Считает, что судом не исследовалась информация по платежам, осуществленная с расчетного счета ООО » на расчетный счет ООО » не установлено, кто визировал письменные распоряжения, все гражданско-правовые отношения, порядок согласованности действий, предусмотренные договором от 30 сентября 2010 года № суд не устанавливал, а также не получила оценку в приговоре ответственность сторон, предусмотренная договором.

Осужденная не согласна с размером ущерба, который ей вменяют. При этом, по ее мнению, неправильно определен размер хищения как особо крупный.

Указывает, что выводы суда основаны на недопустимых доказательствах, в том числе заключении эксперта от 26 сентября 2014 года № . Обращает внимание, что суд отказал в удовлетворении ходатайства, в котором ею и ее защитником были сформулированы эксперту вопросы, а также суд неправомерно отказал в вызове в суд эксперта и свидетелей защиты. Кроме этого, указывает, что суд необоснованно отказал в исследовании в качестве доказательства независимого исследования от 26 декабря 2014 года № .

Выражая несогласие с оценкой доказательств, считает неправомерной ссылку в приговоре на ст. 226 НК РФ, при этом судом не учтены положения ст. 43, 207, 210, 214, 229, 230 НК РФ.

Считает участие в деле адвоката Щербы на основании заключенного договора с К незаконным, поскольку адвокат Щерба не являлся участником взаимоотношений между ООО » и ООО «, однако давал показания от имени потерпевшего, участвовал в прениях сторон. Обращает внимание, что адвокат Щерба был допущен к участию в деле с нарушением закона, так как в материалах дела нет документов, подтверждающих полномочия представителя потерпевшего ООО » «.

Кроме этого, считает, что и представитель потерпевшего К также не имел полномочий на представление интересов ООО » «.

Утверждает, что суд первой инстанции неправильно разрешил вопрос о гражданском иске, поскольку сроки исковой давности, предусмотренные ГК РФ, истекли.

Судами не учтены ее замечания на протокол судебного заседания.

Возражения на жалобу представителя потерпевшего, возражения на апелляционное представление, ходатайство об отмене меры пресечения судом апелляционной инстанции не были разрешены в установленном законом порядке.

Считает, что суд апелляционной инстанции не имел права назначать вид исправительного учреждения, в том числе и в случае наличия представления в этой части.

Полагает, что суд необоснованно назначил ей наказание в виде лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, поскольку она ранее не судима, рецидив преступлений в ее действиях отсутствует, на момент совершения преступления приговор от 19 декабря 2013 года не был постановлен.

Отмечает, что апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам от 29 октября 2015 года в удовлетворении иска ООО » к ней отказано, однако отмена судебных решений в части гражданского иска не привела к переоценке деяния, не пересмотрен состав преступления.

Просит приговор и последующие судебные решения отменить, прекратить производство по уголовному делу за отсутствием события преступления и отсутствием в ее действиях состава преступления.

В судебном заседании суда кассационной инстанции Хоменко вину в совершении преступления признала, но просила переквалифицировать содеянное на ч.2 ст.159 УК РФ, поскольку она совершила мошенничество в сфере предпринимательской деятельности. Аналогичную позицию изложил и защитник — адвокат Александров А. А. Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия пришла к следующим выводам.

Производство в суде кассационной инстанции, являясь важной гарантией законности судебных решений по уголовным делам и реализации конституционного права граждан на судебную защиту, предназначено для выявления и устранения допущенных органами предварительного расследования или судом в ходе предшествующего разбирательства дела существенных нарушений уголовного закона (неправильного его применения) I и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявших на исход дела, и нарушений, искажающих саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

В силу ст.401 УПК РФ при рассмотрении кассационных жалобы, представления суд кассационной инстанции проверяет только законность судебных решений, то есть правильность применения норм уголовного и норм уголовно-процессуального права (вопросы права).

Согласно ч.1 ст.401 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

С учетом данного ограничения доводы кассационной жалобы, если в них оспаривается правильность установления судом фактических обстоятельств дела (вопросы факта), проверке не подлежат.

Исходя из этого доводы осужденной Хоменко о том, что суд неправильно установил фактические обстоятельства дела, оставлены без рассмотрения, поскольку направлены на переоценку фактических обстоятельств дела, однако с учётом приведённого ограничения уголовно-процессуального закона в компетенцию суда кассационной инстанции, рассматривающего жалобу в порядке главы 47* УПК РФ, не входит проверка приговора, вступившего в законную силу, по фактическим обстоятельствам дела.

Вместе с тем в кассационных жалобах содержатся указания на допущенные судом, по мнению осужденной, нарушения уголовно- процессуального закона при исследовании и оценке доказательств, которые могли повлиять на правильность установления судом фактических обстоятельств дела и привести к судебной ошибке. Такие доводы проверены Судебной коллегией.

Факт совершения Хоменко мошенничества, т.е. хищения чужого имущества путем обмана, установлен судом на основании оценки исследованных доказательств, в том числе: показаний потерпевшего Кана об обстоятельствах, при которых обществом ООО ему были выплачены дивиденды, с которых был удержан НДФЛ на общую сумму рублей для перечисления в налоговый орган, по предложению Хоменко, сумма начисленного НДФЛ с расчетного счета ООО П ), которая вела бухгалтерский учет в ООО перечислила на расчетный счет ООО для последующего перечисления в налоговый орган, однако денежные средства в общей сумме рублей в налоговый орган в качестве НДФЛ с дивидендов Хоменко за него не перечислила, этими действиями Хоменко ООО » был причинен ущерб на указанную сумму; показаний свидетеля П согласно которым она, по предложению Хоменко, в период с июня 2011 года по февраль 2012 года перечислила с расчетного счета ООО » на счет ООО более рублей в качестве сумм НДФЛ за К Хоменко заверила ее в том, что совершит действия по перечислению сумм налога в налоговый орган с расчетного счета ООО после того, как суммы налога будут перечислены со счета ООО » на счет ООО » «; показаний свидетелей Г , Б сведений из протоколов выемки, осмотра платежных поручений, заключения эксперта от 26 сентября 2014 года № Согласно протоколу судебного заседания судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст. 273-291 УПК РФ, всесторонне, полно и объективно. Все представленные сторонами доказательства, в том числе и те, на которые ссылается осужденная в своих жалобах, судом были исследованы и им дана надлежащая оценка в приговоре.

Несогласие осужденной Хоменко с данной судом оценкой доказательств не является основанием для признания их недопустимыми и недостоверными, как указано в жалобах.

Допустимость приведенных в приговоре доказательств по делу, как видно из материалов дела, проверена судом. Мотивы, по которым оспариваемые осужденной в жалобах доказательства, в том числе заключение эксперта от 26 сентября 2014 года № были признаны допустимыми и положены в обоснование выводов о ее виновности в совершении преступления, в приговоре приведены.

Ходатайства, заявленные сторонами в ходе судебного разбирательства, в том числе о допросе специалиста и свидетелей, судом разрешены в соответствии с требованиями закона, с учетом положений ст. 73, 252 УПК РФ, по ним судом приняты решения, каких-либо сведений о нарушении принципов равенства и состязательности сторон, предвзятом отношении председательствующего к той или иной стороне протокол судебного заседания не содержит.

Вопреки доводам жалобы приговор содержит описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины.

Доводы Хоменко об отсутствии у нее умысла на хищение денежных средств проверены судом и обоснованно признаны несостоятельными. В кассационных жалобах не приведены доказательства, свидетельствующие об обратном.

О наличии у Хоменко умысла, направленного на хищение имущества ООО путем обмана, свидетельствуют установленные судом фактические обстоятельства, из которых следует, что Хоменко, являясь аудитором, и в силу заключенного договора от 30 сентября 2010 года № на ведение бухгалтерского учета в ООО имела доступ к первичным документам, на основе которых ведется бухгалтерский и налоговый учет, которые ей были обязаны представлять по ее требованию, в силу специальных полномочий, полученных в рамках заключенного договора, узнала о принятом 30 апреля 2011 года решении учредителя К о выплате дивидендов. Достоверно зная, что у ООО » «, как налогового агента, возникла обязанность в соответствии с п.6 ст.226 НК РФ уплатить исчисленный и удержанный НДФЛ с дивидендов не позднее дня фактического получения в банке наличных денежных средств на выплату дохода, а также дня перечисления дохода, путем обмана главного бухгалтера П предоставив ей ложные сведения о порядке уплаты НДФЛ с дивидендов за К , дала распоряжение перечислять денежные средства, предназначенные для уплаты в ИФНС, на расчетный счет ООО » , хотя заведомо знала, что НДФЛ за К должен заплатить налоговый агент — ООО » «, поскольку при проведении налогового контроля данные суммы числились бы как задолженность, что подтверждается показаниями свидетеля О Перечисленные с расчетного счета ООО на расчетный счет ООО » в период с 6 июня 2011 года по 24 февраля 2012 года посредством платежных поручений с указанием основания платежей «НДФЛ с доходов, полученных налоговым резидентом РФ К в виде дивидендов» денежные средства на общую сумму рублей Хоменко умышленно похитила путем обмана, обратив их в свое незаконное владение, распорядилась похищенным по своему усмотрению, причинив ущерб ООО » Судом проверены доводы Хоменко о ее непричастности к совершению преступления, об отсутствии корыстной цели завладения деньгами. Выводы суда о несостоятельности указанных доводов осужденной мотивированы в приговоре, приведенные аргументы убедительны и сомнений в их правильности не вызывают.

Ссылка осужденной на отсутствие полномочий у представителя потерпевшего К и адвоката Щербы несостоятельна, так как опровергается материалами дела и основана на неверном толковании закона.

Замечания на протокол судебного заседания рассмотрены в соответствии с требованиями ст. 260 УПК РФ.

Вопреки доводам жалобы в суде апелляционной инстанции 5 июня 2015 года был соблюден порядок рассмотрения дела, в том числе рассмотрены все ходатайства и возражения участников процесса.

Решение Арбитражного суда Хабаровского края от 14 февраля 2013 года, согласно которому с ООО » где единственным учредителем и директором является Хоменко, в пользу ООО » взыскана сумма неосновательного обогащения, в том числе рублей, удержанных ООО » как налоговым агентом из доходов, выплаченных К и подлежащих перечислению в доход бюджета Российской Федерации в соответствии с действующим законодательством, учтено при рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции после отмены апелляционного определения от 5 июня 2015 года в части разрешения гражданского иска ООО » постановлением президиума Хабаровского краевого суда от 28 сентября 2015 года.

При этом вопреки доводам жалоб наличие указанного решения арбитражного суда не препятствует привлечению осужденной Хоменко к уголовной ответственности за мошенничество и не может служить основанием для утверждения об отсутствии предмета хищения, как ошибочно считает Хоменко.

Ссылка осужденной Хоменко на апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Хабаровского краевого суда 29 октября 2015 года, которым приговор в части взыскания с нее рублей в пользу ООО отменен и принято новое решение об отказе в удовлетворении гражданского иска ООО » » к Хоменко, не ставит под сомнение фактические обстоятельства, установленные судом на основании совокупности исследованных доказательств, и не опровергает выводы суда о ее виновности в совершении мошенничества.

Вместе с тем Судебная коллегия находит основания для изменения судебных решений.

По смыслу закона, круг оснований для отмены или изменения судебного решения в кассационном порядке ввиду существенного нарушения уголовного закона (неправильного его применения) и (или) существенного нарушения уголовно-процессуального закона ограничен лишь такими нарушениями, которые повлияли на исход уголовного дела, то есть на правильность его разрешения по существу. К таким нарушениям, в частности, следует отнести неправильную квалификацию преступления.

Как видно из материалов дела, суд первой инстанции признал виновной Хоменко в мошенничестве, то есть хищении путем обмана денежных средств ООО в сумме рублей в особо крупном размере, совершенном в период с 6 июня 2011 года по 24 февраля 2012 года, и квалифицировал действия осужденной по ч.4 ст. 159 УК РФ.

При этом, как следует из приговора, судом установлено, что Хоменко являлась единственным учредителем и директором аудиторской организации ООО осуществляла оказание услуг по ведению бухгалтерского учета в ООО на основании договора от 30 сентября 2010 года № Согласно договору от 7 апреля 2011 года, заключенному ООО в лице директора Хоменко с физическим лицом К по составлению налоговых деклараций по форме 3-НДФЛ по всем доходам, полученным К , включая дивиденды от деятельности ООО «, в котором последний являлся учредителем, расчету и перечислению сумм НДФЛ по месту регистрации Кана в налоговый орган.

Однако Хоменко преднамеренно не исполнила договорные обязательства по оказанию указанной услуги, похитив путем обмана сумму начисленного ООО » НДФЛ, причинив ущерб указанной организации на сумму рублей.

Федеральным законом от 29 ноября 2012 года № 207-ФЗ Уголовный кодекс Российской Федерации дополнен статьями 159 — 159 , разграничивающими составы мошенничества, совершенного в различных сферах экономики, в том числе в сфере предпринимательства.

Согласно ч.1 ст.159 УК РФ мошенничеством в сфере предпринимательской деятельности признается мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности.

Субъектом данного преступления является лицо, занимающееся предпринимательской деятельностью, — собственник предприятия (организации), руководитель (директор и т.п.), индивидуальный предприниматель, их представители.

В соответствии с п.1 ст.2 ГК РФ предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Изъятие имущества при этом происходит путем преднамеренного неисполнения договорных обязательств, т. е. неисполнения какого-либо соглашения, предусматривающего возврат имущества.

Преднамеренное неисполнение договорного обязательства означает, что лицо, выступающее представителем организации или предпринимателя (либо сам предприниматель), изначально не намерено выполнять обязательство по возврату или оплате имущества, рассчитывая противозаконно завладеть им, сознавая, что тем самым причинит ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Как видно из установленных судом фактических обстоятельств дела, Хоменко как единственный учредитель и генеральный директор ООО » , являясь аудитором, действовала в силу специальных полномочий, полученных в рамках заключенного договора с ООО » , дала распоряжение главному бухгалтеру П сознательно дезинформировав ее, о перечислении денежных средств, предназначенных для уплаты в ИФНС, на расчетный счет ООО » «, обратив денежные средства в свое незаконное владение и распорядившись ими по своему усмотрению.

Таким образом, судом установлено, что совершенный Хоменко факт мошенничества был сопряжен с преднамеренным неисполнением ею как руководителем (генеральным директором) юридического лица ООО » » и, соответственно, субъектом предпринимательской деятельности договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности.

Кроме того, из материалов дела следует, что ООО » было учреждено до указанных в приговоре событий и Хоменко, возглавляя указанную организацию, уже являлась субъектом предпринимательской деятельности, а не создала данную организационно-правовую форму осуществления предпринимательской деятельности с целью видимости исполнения обязательств перед заказчиками.

Поскольку ст. 159 УК РФ является специальной и более мягкой нормой по отношению к ст. 159 УК РФ, то содеянное Хоменко, с учетом установленных в приговоре фактических обстоятельств преступления, суду, в силу ст. 10 УК РФ, следовало квалифицировать по ст. 159 УК РФ.

В соответствии с постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2014 года № 32-П ст. 159 УК РФ с 12 июня 2015 года утратила силу.

В связи с этим уголовная ответственность за мошенничество в сфере предпринимательской деятельности с указанной даты предусматривается ст. 159 УК РФ. Что касается деяний, подпадающих под признаки состава преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ, и совершенных до 12 июня 2015 года, то, поскольку эти деяния не декриминализированы и не могут быть квалифицированы по ст. 159 УК РФ, устанавливающей за них более строгое наказание, такие деяния следует квалифицировать по ст. 159 УК РФ.

С учетом изложенного и установленных судом фактических обстоятельств действия Хоменко следует переквалифицировать с ч.4 ст.159 УК РФ на ч.2 ст. 159 УК РФ как мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, совершенное в крупном размере.

Преступление, предусмотренное ч.2 ст.159 УК РФ, относится к категории небольшой тяжести.

Согласно п.»а» ч.1 ст.78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекли два года.

Согласно приговору преступление Хоменко совершено в период с 6 июня 2011 года по 24 февраля 2012 года.

Таким образом, со дня совершения преступления до момента вступления приговора в законную силу 5 июня 2015 года прошло более 2 лет, от следствия и суда она не уклонялась, поэтому течение сроков давности не приостанавливалось.

Согласно правовой позиции Пленума Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в п. 25 постановления от 27 июня 2013 года № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности», в случае, если во время судебного разбирательства будет установлено обстоятельство, указанное в п.З ч.1 ст.24 УПК РФ, суд прекращает уголовное дело и (или) уголовное преследование только при условии согласия на это подсудимого. При этом не имеет значения, в какой момент производства по делу истекли сроки давности привлечения лица к уголовной ответственности. При этом если в результате продолженного судебного разбирательства в связи с возражением подсудимого против прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования будет установлена его виновность, суд постановляет обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания.

В суде первой инстанции осужденная Хоменко вину в совершении мошенничества не признавала.

При таких обстоятельствах, по смыслу закона, указанный суд не мог прекратить производство по делу, а в данном случае должен был постановить обвинительный приговор с освобождением осужденной от наказания Исходя из этого суд кассационной инстанции не вправе отменять судебные решения и прекращать производство по делу, а должен изменить судебные решения, освободив осужденную от наказания без его назначения в силу положений ч.8 ст. 302 УПК РФ.

С учетом изложенного осужденную Хоменко следует освободить от наказания по ч.2 ст. 159 УК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 401 \ 401 , 14 15 16 п.6 ч.1 ст.401 , ст. 401, 401 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Индустриального районного суда г. Хабаровска от 26 февраля 2015 года, апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Хабаровского краевого суда от 5 июня 2015 года, постановление президиума Хабаровского краевого суда от 28 сентября 2015 года в отношении Хоменко С А изменить.

Переквалифицировать действия Хоменко С.А. с ч.4 ст.159 УК РФ на ч.2 ст. 159 УК РФ и освободить от наказания на основании п.З чЛ ст.24 УПК РФ в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

Хоменко С.А. из-под стражи освободить.

В остальном указанные судебные решения в отношении Хоменко С.А. оставить без изменения, а жалобы осужденной — без удовлетворения.

Председательствующий Судьи


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *