Виндикационный иск банкротство

Виндикационный иск банкротство

Здравствуйте! По отношению к должнику (компании, которая подала заявление в суд о признании ее банкротом) Вы выступаете в качестве дебитора (при условии удовлетворения встречного иска, либо на основании первичных документов) и, одновременно, в качестве кредитора (на основании первичных документов, а также решения суда). Т.к. дебиторская задолженность – это актив, то она должна быть взыскана, а Вы, если Ваши требования, как кредитора, признают обоснованными, должны быть включены в реестр требований и получите расчет одновременно с другими кредиторами. Факт подачи заявления о банкротстве предприятия, на удовлетворение или отказ во встречном иске не влияет.

Для погашения задолженности перед всеми кредиторами, у должника в наличии должно быть достаточно активов. Если будет принято решение о проведении зачета, то Вы находитесь в более выгодном положении, чем другие кредиторы, так как Ваше требование будет удовлетворено преимущественно. Бывает и такое, что управляющий, получив с дебитора долг, не имеет возможности рассчитаться с кредиторами, ввиду отсутствия или недостаточности денежных средств. Советую обратиться к ст. 142 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

ВС разобрался в зачете требований перед банкротством

Он также потребовал применить последствия недействительности сделки, то есть восстановить задолженность «Красного квадрата» перед предприятием. В деле разбирался Верховный суд.

Как следует из материалов дела, предприятие и «Красный квадрат» заключили ряд договоров строительного подряда со сроком до 1 ноября 2014 года. 31 октября того же года последняя уведомила подрядчика об отказе от договора в связи с нарушением подрядчиком сроков выполнения работ. В 2015 году «Красный квадрат» также уведомил «МК-С», что зачитывает против требований должника об оплате выполненных работ свои требования, также возникшие из подрядных сделок, а в 2016 году Арбитражный суд Омской области признал предприятие банкротом.

Арбитражный управляющий «МК-С», который обратился в суд за признанием сделки о зачете недействительной, сослался на то, что она была заключена фактически после возбуждения банкротного дела. В связи с этим зачет повлек преимущественное удовлетворение требований «Красного квадрата» по отношению к другим ожидающим кредиторам. Первая инстанция отказала управляющему в заявленных требованиях, но это решение отменили апелляция и кассация (дело № А46-6454/2015). Они указали, что, заявляя о зачете после возбуждения процедуры несостоятельности, кредитор не мог не знать о возможных правовых последствиях своих действий и должен был воздержаться от их осуществления и тем самым избежать нарушения имущественных интересов других кредиторов.

В своей жалобе в Верховный суд «Красный квадрат» пишет, что оспариваемая сделка не является зачетом по смыслу, придаваемому этому понятию статьей 410 Гражданского кодекса, в том числе потому, что ранее выплаченный должнику аванс является платой за фактически выполненные работы.

Экономколлегия ВС прислушалась к доводам компании, отменила судебные акты апелляционной и кассационной инстанции и «засилила» решение АС Омской области.

  • Верховный суд РФ

Виндикационный иск как инструмент защиты имущества для конкурсного управляющего

Конкурсный управляющий обязан принимать меры, направленные на поиск, выявление и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц, что корреспондирует его праву подавать в арбитражный суд от имени должника заявления о признании недействительными сделок, а также предъявлять иски об истребовании имущества должника у третьих лиц. И если единственной целью покупателей является ограничение обращения взыскания на приобретаемое имущество, суд удовлетворит требования конкурсного управляющего (Определение ВС РФ от 26.03.2015 № 305-ЭС14-5473 по делу № А41-268/2014).

Суть ­дела

Общество «Фризон», признанное впоследствии банкротом, заключило с двумя другими обществами-покупателями догово­ры купли-продажи недвижимого имущества. Один из покупателей приобрел пять объектов, другой — два (первые сделки). Цена продажи, как впоследствии установил суд, была в два раза ниже рыночной. Покупатели зарегистрировали за собой право собственнос­ти на приобретенные объекты и в кратчайшие сроки продали их ООО «Компания „Полиграфик“» (один из ответчиков по делу), это уже были вторые по счету сделки. Спустя некоторое время покупатели, совершившие первые сделки, прекратили деятельность путем реорганизации в форме присоединения. Однако заключенные ими договоры были признаны судом недействительными на основании ст. 61.2 Федерального закона от 26.10.02 № 127-ФЗ «О несостоя­тельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) при рассмот­рении обособ­ленного спора в рамках дела № А41-9733/12 о несостоятельнос­ти (банкротстве) ООО «Фризон».

Между тем новый собственник имущества, ставшего предметом купли-продажи, ООО «Компания „Полиграфик“», продал все семь объектов ООО «Тессарр Групп» (второй ответчик по делу). На этом серия последовательных сделок завершилась. Правда, в данном случае оплата происходила векселями, и сам факт оплаты вызвал у судов большие сомнения.

Третьим ответчиком стало ООО «СпортСервис», которое все это время фактически владело спорным имуществом и эксплуатировало его как развлекательный комплекс.

Именно признание судом в рамках дела № А41-9733/12 первых сделок недействительными и послужило поводом для обращения конкурсного управляющего общества «Фризон» в суд с иском об истребовании упомянутого недвижимого имущества из чужого незаконного владения — обществ «Компания „Полиграфик“», «Тессарр Групп» и «СпортСервис».

Напомним, что в соответствии с п. 16 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“» если право на вещь, отчужденную должником по сделке, после совершения этой сделки было передано другой стороной сделки иному лицу по следующей сделке (например, по договору купли-продажи), заявление об оспаривании первой сделки предъявляется по правилам ст. 61.8 Закона банкротстве к другой ее стороне. Если первая сделка будет признана недействительной, должник вправе истребовать спорную вещь у ее второго приобретателя только посредством предъявления к нему виндикационного иска вне рамок дела о банкротстве по правилам ст. 301 и 302 ГК РФ. Именно такой иск и предъявил конкурсный управляющий трем упомянутым ответчикам.

­Судебное ­разбирательство

Дело оказалось непростым, и в ходе судебного разбирательства отказы чередовались с удовлетворением требований конкурсного управляющего.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска. Основные аргументы: имущество выбыло из владения общества «Фризон» по его воле на основании договоров купли-продажи. Последние приобретатели имущества — общества «Компания „Полиграфик“» и «Тессарр Групп» — не знали и не могли знать о неправомернос­ти отчуждения имущества продавцом. При этом продавец получил плату за передачу спорного имущества. С учетом указанных обстоя­тельств, принимая во внимание, что на момент совершения сделки по приобретению имущества право собственности в ­ЕГРП было зарегистрировано за продавцом, суд признал приобретателей спорного имущества добросовестными.

Десятый арбитражный апелляционный суд решение суда первой инстанции отменил, требования удовлетворил.

Суд кассационной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и в удовлетворении иска отказал.

Однако Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ, куда в итоге попало рассматриваемое дело, посчитала, что суд кассационной инстанции при разрешении спора вышел за рамки своих полномочий и даже попытался установить новые обстоятельства. Более того, ВС РФ посчитал, что суды первой и кассационной инстанций при рассмотрении дела существенно нарушили нормы материального права. Основой для принятия Определения Судебной коллегии стал вердикт апелляционного суда.

Позиция ­Верховного ­Суда

В силу ст. 129 Закона о банкротстве конкурсный управляющий обязан принимать меры, направленные на поиск, выявление и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц, что корреспондирует его праву подавать в арбитражный суд от имени должника заявления о признании недействительными сделок, а также предъявлять иски об истребовании имущества должника у третьих лиц.

В данном случае предъявление конкурсным управляющим иска о виндикации направлено на возврат спорного имущества в конкурсную массу должника — общества «Фризон» с целью удов­летворения требований его кредиторов.

Первые договоры купли-продажи спорной недвижимости, как уже было сказано, признаны недействительными судом при рассмот­рении обособленного спора в рамках дела № А41-9733/12. Причем суды пришли к следующим ­выводам:

  • данные договоры заключались лишь с целью вывода из активов общества «Фризон» ликвидного имущества (чтобы на него не было обращено взыскание по требованиям иных кредиторов;
  • сделки совершены при неравноценном встречном исполнении и являются ничтожными (мнимыми), как совершенные лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия;
  • данными сделками причинен вред имущественным правам кредиторов;
  • первым покупателям должно было быть известно о признаках неплатежеспособности должника, они не имели намерения осуществлять полномочия собственников в отношении приобретенного недвижимого имущества и продали его в один день одному и тому же лицу — обществу «Компания „Полиграфик“».

Иными словами, в рассматривае­мом случае условием удовлетворения требования конкурсного управляющего о признании сделки недействительной явилась доказанность действительной воли сторон при совершении сделки, направленной на уменьшение конкурсной массы путем отчуждения имущества по заведомо заниженной стоимости. То есть реализация прав продавца и покупателя по договору была осуществлена исключительно с намерением причинить вред кредиторам.

Суд апелляционной инстанции, удов­летворяя заявленные конкурсным управляющим требования, с учетом оценки представленных суду доказательств в пределах полномочий, предусмотренных ст. 71 АПК РФ, пришел к выводу о том, что общество «Фризон» при совершении сделок купли-продажи спорного имущества не имело намерения передать на праве собственности его иному лицу, а преследовало цель создания видимости возникновения юридических последствий, в частности, добросовестности приобретения данного имущества у последующих его покупателей.

Совокупность имеющихся по делу доказательств позволила суду апелляционной инстанции сделать вывод о недобросовестности участников последовательных сделок по отчуждению спорного имущества, в результате совершения которых права на него перешли к обществам «Компания „Полиграфик“» и «Тессарр Групп».

В данном случае учредителями обществ «Фризон» и «Компания „Полиграфик“» на момент приобретения последним спорного имущества выступали лица, находящиеся в родственных отношениях: один из участников ООО «Фризон» — Сермавкин М.В., родственник участника ООО «Компания „Полиграфик“» Лабеевой И.А., имелись иные связи участников указанных организаций, в частнос­ти, единственный участник фактического владельца спорного имущества — ООО «СпортСервис» Полозова Н.А. одновременно являлась участником ООО «Фризон» (с долей в 46%).

Судьи отметили, что в данном случае значение имеет не размер доли тех или иных взаимосвязанных лиц, а наличие родственной связи как таковой, поскольку именно осведомленность лиц об условиях совершенных ранее сделок в связи с наличием родственной связи между ними влияет на осведомленность общества при совершении юридически значимых сделок.

Оценивая перечисление обществом «Компания „Полиграфик“» на расчетные счета первых покупателей денежных средств в счет оплаты за приобретенное имущество, суд апелляционной инстанции, принял во внимание п. 37 постановления Пленума ВАС РФ от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» о том, что возмездность приобретения сама по себе не свидетельствует о добросовестности приобретателя, и указал, что данный факт также не является безус­ловным подтверждением добросовестности покупателя, Если доказана осведомленность приобретателя о неправомерном характере сделок, это обстоятельство не может опровергнуть его недоб­росовестность.

Приобретатель не является добросовестным в случае, когда совершению сделки сопутствовали обстоятельства, которые должны были вызвать у приобретателя имущества сомнения в отношении права продавца на отчуждение спорного имущества, в том числе явно заниженная цена этого имущества. Сказанное следует из п. 9 информационного письма Президиу­ма ВАС РФ от 13.11.2008 № 126 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения». Ответчик (в данном случае ООО «Компания „Полиграфик“») должен был усом­ниться в праве первоначальных покупателей на отчуждение имущества, приобретенного по значительно меньшей цене, и, соответственно, задуматься о недействительности этого договора.

Оценив данные обстоятельства, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что отчуждение спорного имущества от общества «Фризон» произведено в результате совершения последовательных сделок между взаимосвязанными (аффилированными) лицами — участниками сделок и признал доказанным, что приобретатель знал о неправомерном отчуждении спорного имущества.

Апелляционный суд также пришел к выводу, что схема взаиморасчетов между первоначальными покупателями и ответчиком подтверждает недобросовестность приобретателя спорного имущества, так как по ряду сделок в расчетах применялись векселя, которые не могли у него находиться ввиду отсутствия средств для их приобретения.

Особо стоит сказать о завершающей сделке между ООО «Компания „Полиграфик“» и ООО «Тессарр Групп». Суд апелляционной инстанции признал недоказанным возмездность приобретения спорного имущества последним покупателем, так как оплата приобретенного имущества им до­кумен­тально не подтверждена. ООО «Тессарр Групп» якобы рассчитывалось векселями. Но сами векселя находились у других векселедержателей. При таких обстоятельствах каких-либо препятствий к виндикации спорного имущества не имеется.

Верховный суд РФ согласился с выводами апелляционной инстанции и отменил постановление кассационного суда.

Признание недействительности сделки

  • Юридическая консультация
    • Бесплатная юридическая консультация
    • Юридическая консультация право
    • Юридическая консультация по телефону
    • Юридическая консультация онлайн
    • Письменная юридическая консультация
    • Юридическая консультация при личной встрече
  • Автоюрист
    • Лишение прав
    • Страховые споры
    • Оценка ущерба ТС после ДТП
    • Возврат авто по гарантии
    • Перегруз автотранспортного средства
  • Семейный юрист
    • Развод супругов (расторжение брака)
    • Раздел имущества
    • Взыскание алиментов
    • Лишение или ограничение родительских прав
    • Установление и оспаривание отцовства
    • Определение места жительства ребенка и порядок общения
    • Брачный договор
    • Расторжение брака без согласия супруга
  • Юрист по наследству
    • Оспаривание завещания или дарственной
    • Оспаривание наследства в суде, оспаривание долей
    • Восстановление срока принятия наследства
    • Признание наследника недостойным
    • Выделение супружеской доли в наследстве
    • Подготовка документов для оспаривания наследства
    • Признание сделки с наследуемым имуществом недействительной
    • Подтверждение родственных связей с умершим наследодателем через суд
    • Взыскание долгов наследодателя с наследника
  • Защита прав потребителя
    • Возврат товара
    • Замена товара
    • Возврат денег за услуги ненадлежащего качества
    • Составление и подача жалобы в Роспотребнадзор
    • Возмещение расходов по устранению недостатков товара, работ, услуг
    • Привлечение к ответственности (производителя, продавца) за нарушение прав потребителя
    • Привлечение к ответственности (производителя, продавца) за нарушение прав потребителя
  • Миграционный юрист
    • Запрет на въезд в РФ и нежелательность пребывания в РФ
    • Разрешение временного проживания (РВП)
    • Вид на жительство (ВНЖ)
    • Гражданство
  • Жилищные споры и сделки с недвижимостью
    • Консультация юриста по недвижимости
    • Продажа покупка квартир
    • Жилищные споры
    • Земельные споры
    • Споры с застройщиками
  • Трудовой юрист
    • Консультация юриста по трудовым спорам
    • Обжалование увольнения
    • Восстановление на работе
    • Оспаривание взысканий
    • Задержка или невыплата заработной платы
    • Переговоры с работодателем
    • Подготовка жалобы по трудовому спору
    • Условия рабочего места
    • Понуждение к увольнению
    • Кадровый аудит
    • Разрешение коллективных трудовых споров
    • Оспаривание необоснованного отказа от принятия на работу
  • Представительство в суде
    • Консультация юриста по судебным делам
    • Ведение дела в суде
    • Обжалование решения суда
    • Коллективный (групповой) иск
  • Защита авторских прав
    • Споры о нарушении исключительного права
    • Споры о заключении, исполнении, изменении и прекращении договоров о передаче исключительного права и лицензионных договоров
    • Споры о размере, сроке и порядке выплаты вознаграждения автору
    • Споры о досрочном прекращении исключительного права публикатора на произведение
  • Юрист по кредитам
    • Споры с кредиторами: банки, МФО, коллекторы
    • Защита от коллекторов
    • Расторжение кредитного договора в одностороннем порядке
    • Признание кредитного договора, части договора недействительным
    • Расторжение договора поручительства
    • Признание поручительства недействительным
    • Признание договора залога недействительным
  • Административный юрист
    • Оспаривание решений государственных органов
    • Оспаривание действий (бездействия) должностных лиц государственных органов
    • Оспаривание результатов определения кадастровой стоимости
    • Спор о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок
  • Банкротство физических лиц
    • Подготовка заявления о банкротстве гражданина
    • Предоставление услуг финансового управляющего
    • Оспаривание сделок должника
    • Защита должника в суде
  • Защита чести, достоинства и деловой репутации
  • Медицинский юрист
    • Составление и подача жалобы на врача
    • Составление и подача жалобы на поликлинику
    • Составление и подача жалобы в Минздравсоцразвития, Росздравнадзор, Росмедтехнологию, ФМБА России
    • Привлечение медицинского работника (медицинской организации здравоохранения) к ответственности в суде и возмещение причиненного ущерба здоровью

Соотношение виндикационного требования с обязательственным требованием о выдаче вещи с точки зрения законодательства о банкротстве

Написать это сообщение меня подвигло определение ВАС РФ от 16.08.2012 № ВАС-8141/12, которым дело № А45-15248/2011 передано в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора определения АС Новосибирской области от 29.11.2011 и постановления ФАС ЗСО от 12.03.2012.

Один из тезисов этого определения сводится к тому, что после признания лизингополучателя банкротом и открытия конкурсного производства требование лизингодателя к лизингополучателю о возврате предмета лизинга может рассматриваться только в рамках дела о банкротстве, т. к. такое требование лизингодателя возникло из обязательственных отношений, и оно не отнесено Законом о банкротстве к тем, которые могут быть предъявлены должнику после открытия в отношении него конкурсного производства вне рамок дела о банкротстве.

К последним отнесены требования:

— о взыскании текущих платежей;

— о признании права собственности;

— о взыскании морального вреда;

— об истребовании имущества из чужого незаконного владения;

— о признании недействительными ничтожных сделок и о применении последствий их недействительности.

Согласно абз. 2 п. 34 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 в ходе конкурсного производства подлежат предъявлению только в деле о банкротстве возникшие до его возбуждения требования кредиторов по неденежным обязательствам имущественного характера (о передаче имущества в собственность, выполнении работ и оказании услуг), которые рассматриваются по правилам ст. 100 Закона о банкротстве. При этом для целей определения количества голосов на собрании кредиторов и размера удовлетворения такого требования оно подлежит при его рассмотрении денежной оценке, сумма которой указывается в реестре.

Примеры, приведенные в данном правоположении (передача имущества в собственность, выполнение работ и оказание услуг), т. е. получение встречного удовлетворения по возмездным договорам, явно отличаются от требований другого рода – о возврате ранее полученных должником индивидуально определенных вещей в отсутствие оснований для их удержания (по требованию поклажедателя к хранителю о возврате вещи, находившейся на хранении, по требованию арендодателя к арендатору о возврате арендованной вещи по истечении срока аренды, по требованию заказчика к подрядчику о возврате вещи, переданной для выполнения мелкого ремонта и т. п.). Для упрощения дальнейших рассуждений предположим, что встречных требований у должника к кредитору, которые могли бы явиться основанием к удержанию вещи или иным возражениям против ее изъятия, нет.

У нас давно сложилось правоположение судебной практики о том, что спор о возврате имущества, вытекающий из договорных отношений, подлежит разрешению в соответствии с законодательством, регулирующим данные отношения (а не в соответствии с правилами о виндикации).

Если ответчик по иску о возврате вещи не признан банкротом, у этого правоположения, вероятно, есть определенные теоретические предпосылки и практические достоинства (например, отсутствие необходимости доказывать право собственности).

(Хотя, если собственник-поклажедатель приходит в суд с требованием об изъятии вещи из владения хранителя и при этом имеет возможность доказать свой титул, а у хранителя нет возражений, т. е. оснований удерживать вещь далее, в чем принципиальная разница, не вполне ясно. У начала владения хранителя законное основание было. С момента предъявления поклажедателем требования о возврате вещи такое законное основание владения отпало. Почему законность владения должна оцениваться только по начальному моменту (когда к текущему законные основания продолжения владения отсутствуют), также не вполне ясно. Думается, всё это в известной степени из области юридического бестиария, о котором писал Михаил Жужжалов.)

В немецком праве, если я правильно толкую его положения (понимаю, что могу глубоко заблуждаться), в силу § 985 ГГУ собственник вправе требовать выдачи принадлежащей ему вещи (без указания, что “из незаконного владения”), а законный владелец может противопоставить собственнику возражение о наличии оснований владения в силу § 986 ГГУ. Следовательно (опять же понимаю, что могу ошибаться, поскольку теоретизирую на зыбкой почве собственного прочтения двух параграфов ГГУ), такое возражение владелец может выдвинуть лишь пока сохраняются основания владения, а по их отпадении подобное возражение выдвинуто быть не может, а потому требование собственника о выдаче вещи подлежит удовлетворению.

Пока ответчик по иску о возврате вещи не признан банкротом, существенного воздействия на результативность усилий собственника по изъятию вещи это различие оказать не должно. Даже если он предъявит к контрагенту виндикационный иск, в котором будет оказано по ультраформальным соображениям выбора ненадлежащего способа защиты права (сама эта категория, кстати, судами используется крайне произвольно, но сейчас не об этом), собственник не будет лишен возможности обратиться вновь, но уже с правильно сформулированным требованием.

Что происходит при признании владельца вещи банкротом?

У должника, похитившего, нашедшего либо незаконно, но безвозмездно или недобросовестно приобретшего вещь, а также у контрагента, владеющего вещью в результате исполнения недействительной сделки, собственник истребовать свою вещь может в обычном порядке. А собственник, сдавший ее должнику на хранение, или в аренду, или в ремонт на основании действительного договора – (по смыслу определения от 16.08.2012 № ВАС-8141/12) нет. Буквальному смыслу ст. 126 Закона о банкротстве это, видимо, соответствует.

Но в чем принципиальная разница? Такая разница, которая могла бы быть признана Конституционным Судом столь существенной, что при оспаривании конституционности данной нормы он бы установил, что здесь нет дифференцированного установления прав и обязанностей лиц, находящихся по существу в одинаковом положении?

Правильно ли понимать, что раз такое требование поклажедателя, арендодателя, заказчика может рассматриваться только в рамках дела о банкротстве, то его результатом может быть только включение их требований в реестр и «растворение» их имущества в конкурсной массе?!

Последнее представляется особенно диким.

Или есть другая процессуальная форма защиты прав собственников данной категории, например, обжалование бездействия конкурсного управляющего, выражающегося в уклонении от возврата вещи? (Практику такую искал, но не нашел.)

Зато полно практики, где суды удовлетворяют иск арендодателя к арендатору-банкроту о возврате арендованной вещи, в т. ч. со ссылкой на ст. 126 Закона о банкротстве.

P.S. В определении от 16.08.2012 № ВАС-8141/12 есть еще два тезиса, но один из них представляется бесспорным (“аффилированность” третейского суда со стороной спора, хотя ее выявление, возможно, должно быть не поводом к отказу в выдаче исполнительного листа, а поводом к более тщательной проверке того, повлияла ли аффилированность на исход третейского производства), а второй тесно связан исключительно с лизингом (соотношение включения требования лизингодателя о выплате выкупной цены предмета лизинга в реестр требований лизингополучателя с требованием о возврате лизингового имущества) и заслуживает отдельного освещения.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *